Прощание с Поповкой

7 марта 2015 г. © Александр ЛЯХОВ

Чем только не увлекаются люди! Одни коллекционируют почтовые марки (фанатов такого вида собирательства называют филателистами) и значки (фалеристы), другие увлекаются музыкой (меломаны) и чтением (библиофилы), а третьи… Цитирую по книге Бориса Акунина/Григория Чхартишвили "Кладбищенские истории. 1999-2004": "Ещё я узнал, что я тафофил, "любитель кладбищ" - оказывается, существует на свете такое экзотическое хобби (а у некоторых и мания). Но тафофилом меня можно назвать лишь условно - я не коллекционировал кладбища и могилы, меня занимала Тайна Прошедшего Времени: куда оно девается и что происходит с людьми, его населявшими?" Вот с этой точки зрения и следует рассматривать вторую часть моего фоторепа о Поповке…

ФОТО    Каждая фотография является ссылкой на большое (1024 пиксела по ширине или высоте) изображение - благодаря скрипту fancybox.

◄– Часть 1

Часть 2. Деревенское кладбище

Удивительное дело: деревня Поповка де-факто уже умерла, тогда как деревенское кладбище продолжает жить своею собственной жизнью! Точнее, чужими смертями… [Бóльшая часть фотографий сделана 29 мая 2013 года]

Располагается кладбище на пригорке за ручьём. Дорога, ведущая к нему и дальше к деревне Дубиновке, когда-то была хорошо наезжена, но теперь с каждым годом становится всё незаметнее в траве, а со временем и вовсе исчезнет…

В просвете между разросшимися берёзами да осинами показались первые могилы. Захожу - и сразу попадаю к своим: здесь лежат Ляховы…

Два креста на переднем плане - это могилы прадеда Петра Аниконовича Ляхова (1868-1949) и прабабушки Оксаны (по-деревенски - Аксиньи) Прохоровны Ляховой (в девичестве - Иваненко) (1868-1949). Про них мне известно совсем мало. Знаю лишь, что прадед был искусным бочаром (бондарем), а прабабушка, которая была родом из деревни Миновка того же Суражского района, слыла лёгкой на руку повитухой.

Мой отец лишился своего отца в шесть лет, поэтому его воспоминания о моём, получается, дедушке Павле Петровиче Ляхове (1903-1938) (его могила - крайняя справа) тоже не очень богаты на подробности. Учился в райцентре в педагогическом техникуме (сейчас - Суражский педагогический колледж имени А.С. Пушкина), затем работал учителем в Ляличах. В 1937 году поехал на золотые прииски в Забайкалье, шоферил за Яблоновым хребтом. Хотел забрать семью и увезти на Дальний Восток, но на обратном пути простудился и умер 6 июня 1938 года от двустороннего воспаления лёгких (пенициллина тогда ещё не изобрели)…

Здесь лежат моя родная тётя Мария Павловна Челышкина (в девичестве - Ляхова) (1925-2008) и её муж Иван Иванович Челышкин (1916-1981).

Дядя Ваня - уроженец города Коврова Владимирской области (поиск в интернете находит там немало Чёлышкиных). Будучи призван в армию в 1937 году, демобилизовался только в мае 1946-го, пройдя и финскую кампанию, и всю Великую Отечественную войну. Не раз был ранен, горел в танке, а в наши края попал за компанию с однополчанином, - да так и остался, влюбившись в тётю Машу. Сменивший рычаги танка на рычаги трактора дядя Ваня был мастером на все руки, славился как хороший гармонист, за словом в карман никогда не лез. Все эти качества в полной мере передались его сыну и моему двоюродному брату Александру Ивановичу Челышкину.

Фотография с Сашей сделана 10 мая 2016 года, когда вместе с его семьёй я приехал на поповское кладбище в т. н. родительский день - на Радоницу, когда в наших краях принято убирать и наряжать могилки родных людей и поминать ушедших добрым словом…

Тогда же я впервые увидел могилы двух близких мне людей - моего крёстного отца Михаила Васильевича Ляхова (1932-2015) и его жены Нины Захаровны Ляховой, урождённой Шарап (1938-2015). Дядя Миша и мой отец мало того, что двоюродные братья, так ещё и родились с разницей всего-то в десять дней. Не удивительно, что с раннего детства они были очень дружны, представляя собой грозную силу во всевозможных деревенских игрищах (да и в драках тоже!).

Ещё одна семейная пара - брат дедушки Дмитрий Петрович Ляхов (1911-1982) и его жена Василиса Яковлевна Ляхова (1916-1997). Дядя Митя и тётя Вася, как я звал их, жили через ручей от бабы Моти. И именно с их прясла (забора) я свалился в 4-летнем возрасте, после чего выжил чудом.

А вообще, у Петра Аниконовича и Оксаны Прохоровны Ляховых выжило шестеро детей (по старшинству): Татьяна Петровна (1900-1970-ые), мой дедушка Павел Петрович, о котором я рассказал выше, Василий Петрович (1906-1943), отец моего крёстного, Прасковья Петровна (1908-1950-ые), которая умерла на Кубани у дочки, Дмитрий Петрович и Иван Петрович (1914-1952), приходящийся родным дедушкой Андрею Ляхову (см. блог-заметку "Брат, найди брата!").

10 мая 2012 года моя дочь Малика сфотографировала меня у могил трёх самых близких мне людей (не считая родителей, конечно. Дай Бог им здоровья на много лет!): бабушки по отцу Матрёны Михайловны Ляховой (в девичестве - Ивантей) (1903-1986), тёти Маши Челышкиной и старшего брата Михаила (1958-2007), который умер на 49-м году жизни после тяжёлой болезни…

А это уже другая родня - по материнской линии (фото справа сделано в мае 2009 года, когда мы с мамой в последний раз прогулялись вместе до Поповки). Рядом расположены могилы её мамы Елизаветы Евменовны (бабы Лисы) и маминого брата Ивана Александровича Толстякова (1940-1983). А почему здесь нет могилы дедушки по материнской линии Александра Стефановича Толстякова (1897-1943), можно прочесть в фоторепе "На братских могилах не ставят крестов…".

Другие старожилы Поповки - Веремьёвы - как жили по соседству с Ляховыми, так и на кладбище расположились рядышком. Радоницу-2016 многочисленное семейство Веремьёвых провело у могил Николая Андреевича Веремьёва, его сына Михаила Николаевича (1954-2011) и других своих родных -…

…супругов Алексея Андреевича (1937-1981) и Александры Сергеевны (1936-1988) Веремьёвых, а также трёх сестёр Веремьёвых - Анны Михайловны (1927-1991), Татьяны Михайловны (1930-2000) и Пелагеи Михайловны.

Рядом с последней нашла своё последнее успокоение её тёзка и моя родственница Пелагея Исаковна Ляхова (1916-1986).

От Ляховых и Веремьёвых переходим к ещё одной распространённой в старой Поповке фамилии - Пысь: Иван Захарович Веремьёв (1924-2010), Павел Пимонович Пысь (1919-1989) и Иван Егорович Пысь (1926-1974). Сын Павла Пимоновича Пётр Павлович Пысь и его жена Зинаида Павловна - давние друзья моих родителей, поэтому, приезжая на малую родину, я зову их, как и прежде - дядя Петя и тётя Зина.

Могилы Петра Васильевича Николаенко (1922-2002) и его сына Николая Петровича (1960-2010), а также Николая Ивановича Николаенко (1924-1997). С братьями Николаенко - старшим Иваном и младшим Колей - мы с моим старшим братом Мишей и проводили большую часть своего деревенского времени. И одна история связана как раз с кладбищем…

Не знаю, кому именно пришла в голову эта дурацкая идея, но однажды летом наша октябрятско-пионерская компания безбожников решила устроить "коммунистический субботник" в заброшенной части кладбища - и подожгла пару крестов на безымянных могилах. Общественное наказание последовало незамедлительно: нам пришлось целый день поочерёдно спускать друг друга в один из деревенских колодцев (где даже в жаркий полдень царил жуткий холод!), пока мы не выскоблили его дно до кристально-чистого песка!

В 1984 году я написал стихотворение "Деревенское кладбище", которым и хочу завершить свою фотодилогию о Поповке:

Его у нас зовут "кладúщем" -
и не люблю я это слово:
людей последнее жилище,
что ждёт в конце пути земного.
Когда-то людная деревня
теперь ветшает понемногу, -
и каждый год поповцев древних
везут в последнюю дорогу.
Над свежевырытой могилой
распятьем новый крест встаёт.
А у соседней крестик хилый
того гляди, что упадёт…

◄– Предисловие

Оставить комментарий:   FACEBOOK  в Facebook

 Фоторепы

 Наш спонсор

 Наш партнёр

ЧЕМПИОНАТ МИРА-2018 С БУКМЕКЕРСКОЙ КОНТОРОЙ ОЛИМП

 Реклама