Главный редактор

Поэзия и проза Казахстана



О ПРОЕКТЕ
ТОЧКА ОТСЧЕТАВЕБ-ИЗДАТЕЛЬСТВО «ЭГО»

Леонид ФИЛАТОВ

Леонид Филатов родился в 1946 году в Ашхабаде. Окончил Театральное училище имени Б.В.Щукина при Государственном академическом театре имени Евг.Вахтангова. Снялся в главных ролях в фильмах "Грачи", "Экипаж", "Забытая мелодия для флейты", "Сукины дети" (являясь также автором сценария и главным режиссером) и других. На протяжении многих лет - один из ведущих артистов Московского театра на Таганке. Постановщик и ведущий проникновенной телепередачи "Чтобы помнили…". Помимо ставшей народной "Сказки про Федота-стрельца, удалого молодца", написал множество прекрасных пьес ("Часы с кукушкой", "Любовь к трем апельсинам", "Большая любовь Робин Гуда", "Лизистрата", "Возмутитель спокойствия"), сценариев, стихов, пародий.
Неофициальный сайт
Л.Филатов

СКАЗКА ПРО ФЕДОТА-СТРЕЛЬЦА, УДАЛОГО МОЛОДЦА

Действующие лица: Скоморох-потешник Федот Маруся Царь Царевна Нянька Генерал Баба Яга Голос Тит Кузьмич и Фрол Фомич - два дюжих молодца Послы, стража, свита, народ Потешник: Верьте аль не верьте, а жил на белом свете Федот-стрелец, удалой молодец. Был Федот ни красавец ни урод, ни румян ни бледен, ни богат ни беден, ни в парше ни в парче, а так, вообче. Служба у Федота - рыбалка да охота. Царю - дичь да рыба, Федоту - спасибо. Гостей во дворце - как семян в огурце: один из Швеции, другой из Греции, третий с Гавай - и всем жрать подавай! Одному - омаров, другому - кальмаров, третьему - сардин, а добытчик-то один! Как-то раз дают ему приказ: чуть свет поутру явиться ко двору. Царь на вид сморчок, башка с кулачок, а злобства в ем - огромадный объем. Смотрит на Федьку как язвенник на редьку. У Федьки от страха намокла рубаха, в висках застучало, в пузе заурчало, тут, как говорится, и сказке начало. Царь: К нам на утренний рассол прибыл аглицкий посол, а у нас в дому закуски - полгорбушки да массол. Снаряжайся, братец, в путь, да съестного нам добудь! Глухаря аль куропатки, аль еще кого-нибудь. Не смогешь - кого винить? Я должон тебя казнить. Государственное дело… Ты улавливаешь нить? Федот: Нешто я да не пойму, при моем-то при уму. Чай не лаптем щи хлебаю, сображаю что к чему. Получается на мне вся политика в стране: не добуду куропатки - беспременно быть войне. Чтобы аглицкий посол с голодухи не был зол - головы не пожалею, обеспечу разносол. Потешник: Слово царя тверже сухаря: пошлет на медведя - пойдешь и на медведя, а куды деваться - надо, Федя! Обошел Федот сто лесов, сто болот, да только все зазря - ни куропатки, ни глухаря. Устал, нет мочи, да и дело к ночи. Хоть с пустой сумой, а пора домой! Вдруг видит: птица, лесная голубица. Сидит, не таится, ружья не боится. Федот: Вот несчастье, вот беда, дичи нету и следа. Подстрелю-ка голубицу: хоть какая, да еда. А вообще-то говоря, голубей ругают зря. Голубь, ежели в подливке, не хужее глухаря. Голубица: Ты, Федот, меня не трожь, пользы в энтом ни на грош: и кастрюли не наполнишь, и подушки не набьешь. Чай заморский господин любит свежий галантин, а во мне какое мясо, так, не мясо, смех один. Федот: То ли леший нынче пьян, то ли воздух нынче пьян, то ли в ухе приключился у меня какой изъян? То ли с царских из окон оглашен такой закон, чтобы птицы говорили человечьим языком? Голубица: Не твори, Федот, разбой, а возьми меня с собой. Как внесешь меня в светелку стану я твоей судьбой. Буду шить, стирать, варить, за обиды не корить, и играть табе на скрипке, и клопов табе морить. Федот: Что за притчи? Не пойму… Ладно, лезь ко мне в суму. Там на месте разберемся кто куды и что к чему. Потешник: Принес Федот горлинку к себе, значит, в горинку. Сидит, не весел, головушку повесил. И есть для кручины серьезные причины: не сладилась охота у нашего Федота. А царь шутить не любит: враз башку отрубит! Сидит Федот, печалится, с белым светом прощается. Вспомнил о птице, лесной голубице. Глядь: а середь горинки заместо той горлинки стоит девица, стройная, как деревце! Красна девица: Здравствуй, Федя! Ты да я, мы теперь - одна семья. Я - жена твоя, Маруся, я - супружница твоя. Что молчишь, мил друг Федот, как воды набравши в рот? Аль не тот на мне кокошник? Аль наряд на мне не тот? Федот: На табе, моя душа, век глядел бы, не дыша, Только стать твоим супругом мне не светит не шиша. Был я ноне ,чуть заря, на приеме у царя, ну и дал мне царь заданье, в смысле, значит, глухаря. Хоть на дичь и не сезон, спорить с властью не резон. Ладно, думаю, добуду, чай, глухарь, а не бизон. Проходил я цельный день, а удачи хоть бы тень. Ни одной серьезной птицы - все сплошная дребедень И теперь мне, мил дружку, не до плясок на лужку. Завтра царь за енто дело мне оттяпает башку. А такой я ни к чему ни на службе ни в дому, потому как весь мой смысел исключительно в уму. Маруся: Не печалься и не хнычь. Будет стол и будет дичь. Ну-ка, станьте предо мною Тит Кузьмич и Фрол Фомич! Маруся хлопает в ладоши. Появляются два дюжих молодца. Маруся: Коли поняли приказ, выполняйте сей же час! Молодцы: Не извольте сумневаться, чай оно не в первый раз! Потешник: А царь с послом уж сидят за столом. А рядом, ты глянь-ка, царевна да нянька. И все ждут от Феди обещанной снеди. А на столе пусто: морковь да капуста, укроп да петрушка, вот и вся петрушка. Гость скучает, ботфортой качает, дырки на скатерти изучает… Царь серчает, не замечает, как Федьку по матери величает. Вдруг, как с неба, каравай хлеба, икры бадейка, тушеная индейка, стерляжья уха, телячьи потроха. И такой вот пищи названий до тыщи! При эдакой-то снеди как ни быть беседе… Царь: Вызывает интерес ваш технический прогресс. Как у вас там сеют брюкву, с кожурою, али без? Посол: Йес! Царь: Вызывает интерес ваш питательный прогресс. Как у вас там пьют какаву, с сахарином, али без? Посол: Йес! Царь: Вызывает интерес и такой еще разрез. Как у вас там ходють бабы, в панталонах, али без? Нянька: Постеснялся хоть посла б, аль башкой совсем ослаб? Где бы что не говорили, все одно сведет на баб! Царь: Ты опять свою дуду? Сдам в острог, имей в виду! Я ж не просто балабоню, я ж политику веду. Девка эвон подросла, а тоща как полвесла, вот и мыслю, как бы выдать нашу кралю за посла. Только надо пользы для завлекать его не зля, Делать тонкие намеки, не всурьез и издаля. Нянька: Да за ентого посла даже я бы не пошла. Так и зыркает, подлюка , что бы стибрить со стола! Он тебе все "Йес" да "Йес", а меж тем все ест да ест. Отвернись, он пол-Рассеи заглынет в один присест! Царь: Али рот себе зашей, али выгоню взашей! Ты и так мне распужала всех заморских атташей! Дове был гешпанский гранд, уж и щеголь, уж и франт, в каждом ухе по брильянту! Чем табе не вариант? Ты подстроила чтоб гость ненароком сел на гвоздь, а от этого у гостя политическая злость. Нянька: Как же, помню, ентот гранд был пожрать большой талант. С головою влез в тарелку, аж заляпал жиром бант. Что у гранда не спроси, он как попка "Си" да "Си", ну а сам все налегает на селедку иваси. Царь: Я за линию твою в Соловках табе сгною. Я с тобою не шуткую, я суръезно говорю. Из Германии барон был хорош со всех сторон, да и то не утерпела, нанесла ему урон. Кто ему на дно ковша бросил дохлого мыша? Ты же форменный вредитель, окаянная душа! Нянька: Да уж ентот твой барон был потрескать не дурен. Сунь его в воронью стаю, отберет и у ворон! С виду гордый: "Я" да "Я", а прожорлив как свинья. Дай солому - съест солому, чай чужая, не своя. Царь: Ну шпиенка… Дай-то срок - упеку табе в острог. Так-то я мужик незлобный, но с вредителями строг. Вот скажи мне, слов не трать, где царевне мужа брать? Чай сама, дурында, видишь: женихов у ей не рать. Кабы здесь толпился полк, в пререканьях был бы толк, ну а нет - хватай любого, будь он даже брянский волк. Царевна: Коли ты в России власть, так и правь Россией всласть, а в мою судьбу не суйся, и в любовь мою не влазь. В доме энтих атташе по сту штук на этаже. Мне от их одеколону аж не дышится уже. Царь: Коль любовь и вправду зла, дык полюбишь и посла, а попутно мне поправишь и торговые дела. Я под этот интерес сплавлю им пеньку и лес. Вся общественность согласна, только ты идешь вразрез. Царевна: Сколько б ты не супил бровь, повторяю вновь и вновь: "индивид имеет право на свободную любовь". Может дело, наконец, и дошло бы до колец, кабы вдруг меня посватал твой Федотушка-стрелец. Царь: Цыц, дуреха, замолчи! Тесту место у печи. Ну-ка марш в свою светлицу и сольфеджию учи! А коварного стрельца, наглеца и подлеца, я плетьми да потогами враз отважу от дворца. Потешник: Был у царя генерал, он сведения собирал. Спрячет морду в бороду, и - шасть по городу. Вынюхивает, собака, думающих инако. Подслушивает разговорчики, а вдруг в стране заговорщики. Как чего услышит - в книжечку запишет. А в семь в аккурат к царя на доклад. Царь: Что не весел, генерал? Али корью захворал? Али брагою опился? Али в карты проиграл? Али армия мала? Али служба не мила? Али в пушке обнаружил повреждение ствола? Докладай без всяких врак, почему на сердце мрак. Я желаю знать подробно: Что, Куды, Чаво и Как. Генерал: Был я даве у стрельца, у Федота-удальца. Как узрел его супругу, так и брякнулся с крыльца. Третий день, ей-ей не вру, саблю в руку не беру. И мечтательность такая, что того гляди помру. А намедни был грешок: чуть не выдумал стишок. Доктора перепужались, говорят "любовный шок". Царь: Обошел меня стрелец, а ведь знал, что я вдовец. Ну-ка мигом енту кралю мне доставить во дворец! А коварного стрельца сей же час стереть с лица, чтобы он не отирался возле нашего крыльца! Генерал: Умыкнуть ее не труд, да народец больно крут. Как прознают, чья затея, в порошок табе сотрут. Дерзкий нынче стал народ: не клади им пальца в рот. Мы не жалуем Федота, а народ - наоборот. Царь: Ты у нас такой дурак по субботам, али как? Нешто я должен министру объяснять такой пустяк! Чтоб худого про царя не болтал народ зазря, действуй строго по закону, то бишь действуй втихаря. Ну а я уж, тут как тут, награжу табе за труд. Кузнецам дано заданье, орден к завтрему скуют. Потешник: Цельный день генерал ум в кулак собирал. Все кумекал в поте лица, как избавиться от стрельца. Да в башке мысли от напряга скисли. Думал, думал, ничего не надумал. Вспомнил на досуге о старой подруге, бабе Яге Костяной Ноге: "Пойду-ка к ней, она поумней!" А та середь дубравы собирает травы, варит всяческие отравы. Как увидела генерала - все гербарии растеряла. Соскучилась в глуши без родственной души!.. Баба Яга: Ты, чего-то, сам не свой, не румяный, не живой. Али швед под Петербургом? Али турок под Москвой? Съешь осиновой коры, и взбодришься до поры. Чай не химия какая, чай природные дары! В ейном соке, генерал, есть полезный минерал. От его из генералов ни один не помирал. Генерал: Полно, бабка, я не хвор. Отойдем-ка за бугор. Распугай ежей и белок, есть суръезный разговор. Тут у нас один стрелец шибко грамотный, стервец. Вот и вышло мне заданье извести его вконец. Только как? Башку срубить - так молва начнет трубить. Не поможешь ли советом, как хитрей его сгубить? Баба Яга: Колдуй баба, колдуй дед, трое сбоку, ваших нет. Туз бубновый, гроб сосновый про стрельца мне дай ответ! Коль он так ретив да скор, что с царем вступает в спор, пусть он к завтрему добудет шитый золотом ковер, чтоб на нем была видна, как на карте, вся страна. Ну а коли не добудет, то добытчика вина. Генерал: Ай да бабка! Ай да спец! Вот и хлопотам конец! Хоть вынай тебя из ступы да министром во дворец! Ноне с немцем нелады, далеко ли до беды. А с тобою я готовый хоть в разведку, хоть куды! За добро плачу добром: хошь - куницей, хошь - бобром, а не хошь - могу монетой, златом али серебром! Баба Яга: Полно, голубь, не греши! Убери свои гроши. Я ведь это не для денег. Я ведь это для души. Будет новая беда - прямиком спеши сюда. Чай и мы в лесу не звери, чай поможем завсегда. Потешник: Зовет царь стрельца, удалого молодца. Еще не дал задания, а уж сердит заранее. Руками сучит, ногами стучит, очами вращает, в общем, стращает. Царь: Раздобудь к утру ковер - Шитый золотом узор. Государственное дело: расшибись, а будь добер! Что б на ем была видна, как на карте, вся страна, потому как мне с балкону нет обзору ни хрена. Не смогешь чего хочу - на башку укорочу. Передам табе с рассветом прямо в лапы палачу. Потешник: Пришел Федот домой, от горя немой. Сел в уголок, глядит в потолок, ясны очи слезой заволок. Маня есть кличет, а он шею бычит. Ничего не хочет, супится да хнычет. Маруся: Ты чего сердит как еж? Ты чего не ешь, не пьешь? Али каша подгорела? Али студень не хорош? Федот: Да какая там еда! Царь лютует, прям беда! Нет на ентого злодея ни управы, ни суда! "Раздобудь, - кричит, - ковер! Шитый золотом узор. Шириной - во всю Рассею, в сто лесов и в сто озер!" Маруся: Не печалься и не хнычь. Пусть лютует старый хрыч. Ну-ка станьте предо мною, Тит Кузьмич и Фрол Фомич! Маруся хлопает в ладоши. Появляются два дюжих молодца. Маруся: Коли поняли приказ, выполняйте сей же час! Молодцы: Не извольте сумневаться, чай оно не в первый раз! Потешник: Наутро Федот у царевых ворот. Пришел на прием и ковер при нем. Царь удивился, аж икрой подавился. Злоба его точит, а показать не хочет. Делает взгляд, Что вроде бы рад. Федот: Ты, вчерась, просил ковер? Ну так я его припер! Все согласно договору: и рисунок, и ковер. Вся Россиюшка сполна на ковре отражена. Сей ковер табе в подарок соткала моя жана. Царь: Ай да ухарь, ай да хват! На скольких же ты женат? Али ты сосватал сразу цельный ткацкий комбинат? У табе Федот жена хоть умна, да все ж одна, А соткать такое за ночь их дивизия нужна. Федот: Аль ковер не тешит взор? Аль не тот в ковре узор? Ну так я его под мышку - да и кончен разговор! Чтоб не зря пропасть трудам, я купцам его продам. И пущай он из России уплывает в Амстердам! Царь: Мне б огреть табе плетьми, четырьмя али пятьми, чтобы ты не изголялся над суръезными людьми! Но поскольку я спокон чту порядок и закон, вот тебе пятак на водку, и пошел отсюда вон. Потешник: Вызывает царь генерала, штырь ему в забрало. У царя рожа на свеклу похожа, а когда он красный, он на руку опасный. Бьет, зараза, не более раза, но попадает не мимо глаза. Это генерал на себе проверял: с начала сказки ходит в повязке. Царь: Ну, браток, каков итог? Обмешулился чуток? Только сей чуток потянет лет примерно на пяток. Ты у нас широк в плечах, а башкой совсем зачах. Вот умишка и поправишь на казенных-то харчах. Генерал: Упеки меня в острог на какой угодно срок. Все одно сия наука не пойдет мне дурню впрок! Мне бы саблю да коня да на линию огня, а дворцовые интрижки - енто все не про меня. Царь: Ты мне, Ваша Благородь, брось горячку-то пороть! Ты придумай как без сабли нам Федота побороть! Ну а будешь дураком - не ищи вины ни в ком. Я табе начищу рыло лично ентим кулаком! Потешник: Зря генерал руки потирал: не вышло с налета погубить Федота. Опять у бедняги башка в напряге, а в башке, слышь-ка, ну хоть бы мыслишка! Думал, думал - ничего не надумал. Как ни крутись, без Яги не обойтись. Поперся опять в дубраву искать на Федьку управу. Баба Яга: Ты чаво опять смурной? Что причиной, кто виной? Аль гешпанец гоношится? Аль француз пошел войной? Вот из плесени кисель: чай не пробовал досель? Так испей - и враз забудешь про мирскую карусель. Он на вкус не так хорош, но зато снимает дрожь. Будешь к завтрому здоровый, если только не помрешь. Генерал: Я опять насчет стрельца! Нет беде моей конца. Оттого я и хвораю, оттого и спал с лица. До чего ж, подлец, хитер! Всем вокруг носы утер! Сколько ты не колдовала, а добыл он тот ковер! Он на вид хоть и простак, а башкой варить мастак. Так что впредь колдуй суръезней, с чувством, так твою растак! Баба Яга: Колдуй баба, колдуй дед, трое сбоку, ваших нет. Туз бубновый, гроб сосновый про стрельца мне дай ответ! Так…Эге…Угу…Ага… Вот что вызнала Яга: Пусть он сыщет вам оленя, чтобы золотом рога. Обыщи весь белый свет - таковых в природе нет! Это я табе, голуба, говорю как краевед. Потешник: Зовет царь стрельца, удалого молодца. Не успел наш Федот утереть с рожи пот, а у царя-злодея новая затея. Царь бурлит от затеи, ну а Федьке - потей. В общем, жизнь у Федьки хуже горькой редьки. Царь: Ну-ка, сбрось хандру и лень и в дорогу сей же день. Государственное дело: позарез нужен олень! Коли ты царю слуга - путь за горы, за луга. И сыщи мне там оленя, чтобы золотом рога. Не гунди и не перечь, а пойди и обеспечь. А не то в момент узнаешь, как башка слетает с плеч! Потешник: Пришел Федот домой, сопли бахромой. Сел у окна, в глазах пелена. Жена-красавица на шею бросается, а он к жене и не прикасается. Сидит, плачет, горюет, значит. Маруся: Ты чего глядишь сычом? Аль печалишься о чем? Аль в солянке мало соли? Аль бифштекс недоперчен? Федот: Да какой уж там обед! Царь замучил - спасу нет! Поутру опять придется перед ним держать ответ! Ентот царь лютей врага. Снова шлет меня в бега. "Отыщи, - кричит, - оленя, чтобы золото - рога!" Маруся: Не печалься и не хнычь! Есть печали и опричь. Ну-ка станьте предо мною, Тит Кузьмич и Фрол Фомич! Маруся хлопает в ладоши. Появляется два дюжих молодца. Маруся: Коли поняли приказ, выполняйте сей же час! Молодцы: Не извольте сумневаться, чай, оно не в первый раз! Потешник: Наутро Федот у царевых ворот. Пришел на прием и олень при ем. У царя от гнева закололо слева. Раздавил бы гниду, а не кажет виду. Сидит, зевает. Злобу скрывает. Федот: Чай, заждался? Добрый день. Глянь в окно, когда не лень. Ты заказывал оленя? Ну так вот тебе олень! И заметь: рога на ем так и пыхают огнем. От его без всякой лампы по ночам светло как днем. Царь: Тех оленей, ты не ври, нет ни в Туле, ни в Твери! Что в Твери, в самом Багдаде их от силы штуки три! А теперь прикинь, солдат, где Москва, а где Багдад. Али ты смотался за ночь до Багдада и назад? Федот: Ну даешь, ядрена вошь! Те олень - так и не гож? А вчера смытарил душу: вынь оленя да полож! Коли ты и так богат, я верну его в Багдад! Кто там нонечи у власти? То-то парень будет рад! Царь: Ты мне, Федька, енто брось! Аль с башкою будешь врозь! Я твои намеки вижу исключительно наскрозь. Ну да ладно, за престиж разве черта не простишь… На табе пятак на водку и катись, куды хотишь. Потешник: Вызывает царь генерала ажно прям с-под одеяла. Генерал в панике ищет подштаники. Понимает: зовут не на пряники. Царь на троне сидит, на весь мир сердит. Черный от злости, как ворон на погосте. Царь: Сколь не бился ты, милок, не попал Федот в силок. Об табе уже составлен официальный некролог. Только надобно решить как верней тебя решить: Оглоушить канделябром аль подушкой задушить. Генерал: Оплошал я, государь! Вот те сабля - лично вдарь! Только больше тем Федотом мне мозги не скипидарь! Что дурак - не обессудь! У меня иная суть: мне б куда-нибудь в атаку, аль на штурм куды-нибудь. Царь: Ты с мечом-то боевой, только вот чего усвой: побеждать Федота надо не мечом, а головой. Ну а будешь так же скор, как ты был до ентих пор, я табе, коровья морда, сам пристрою под топор! Потешник: Наш дурак снова ум напряг, а и было того ума невеликие закрома. Думал, думал - ничего не надумал. Свистнул псов ораву - и к Яге в дубраву. Увидала та генерала - сиганула аж до Урала, но опомнилась и вернулась, как бы хуже не обернулось. Баба Яга: Ты чавой-то не в себе. Вон и прыщик на губе. Ой, растратишь ты здоровье в политической борьбе! Спробуй заячий помет. Он ядр?ный, он проймет! И куда целебней меду, хоть по вкусу и не мед. Он на вкус хотя и крут, от его, бывает, мрут, на какие выживают - те до старости живут! Генерал: Ты мне, бабка, не крути! Ты изыскивай пути! Ты придумай как Федота до могилы довести! Сколь ни билась ты, Яга, а не вышло ни фига. Только ты не притворяйся, будто на ухо туга. Ты башку себе продуй да потщательней колдуй! Наш Федот, как оказалось, не такой уж оболдуй! Баба Яга: Вообще-то я хитра, в смысле подлости нутра, но чавой-то мне сегодня не колдуется с утра. Все и колет, и болит, и в груди огнем болит. Я давно подозреваю у себя энцефалит. Ой, чавой-то худо мне! Слышь как хрумкает в спине! Словом, раз такое дело, я вообче на бюллетне. Генерал: Захворала - не беда. Съешь лягушку из пруда. Нет надежней медицины, чем природная среда! И морочить мне мозги даже думать не моги! Лучше всю свою подлючесть на работу напряги! А полезешь на рожон - выну саблю из ножен. Ты хотя мне и подруга, но порядок быть должен! Баба Яга: Колдуй баба, колдуй дед, трое сбоку, ваших нет. Туз бубновый, гроб сосновый про стрельца мне дай ответ! Пусть Федот проявит прыть, пусть сумеет вам добыть то, чего на белом свете вообче не может быть. Ну, Федот, теперь держись! Дело верное, кажись. Вот уж ентого заданья ты не выполнишь ни в жизнь! Потешник: Зовет царь стрельца, удалого молодца. Опять поручение государственного значения. Да когда же закончится это мучение! А меж тем сказке далеко до развязки… Царь: Исхитрись-ка мне добыть то, чаво не может быть. Запиши себе названье, чтобы в спешке не забыть. А не выполнишь к утру - в порошок табе сотру, потому как твой карахтер мне давно не по нутру. Так что неча губы дуть, а давай скорее в путь. Государственное дело. Ты ухватываешь суть? Потешник: Пришел Федот домой жутче смерти самой. Кинулась Маня, а он - ноль вниманья. Будешь в печали, коли смерть за плечами. Маруся: Ну-кась душу мне излей, отчего ты черта злей. Аль в салате по-милански не хватает трюфелей? Федот: Я твое, Марусь, меню исключительно ценю. Только жизнь мою, Маруся, загубили на корню. Что мне делать? Как мне быть? Как беду мою избыть? Приказал мне царь доставить то, чаво не может быть! Маруся: Не печалься и не хнычь! Стоит только кинуть клич. Ну-ка станьте предо мною Тит Кузьмич и Фрол Фомич! Маруся хлопает в ладоши. Появляются два дюжих молодца. Маруся: Коли поняли приказ, исполняйте сей же час! Молодцы: Извиняемся, хозяйка, энто дело не про нас. Нам бы схемку, аль чертеж, мы б затеяли вертеж, ну а так - ищи сколь хочешь, ч?рта лысого найдешь. Где искать и как добыть то, чаво не может быть? Ведь его ж на свете нету, сколько землю ни копыть. Маруся: Не взыщи, мил друг Федот, не велик с меня доход. Знать судьба тебе, соколик, самому идти в поход. За границей не блуди, в чистоте себя блюди. В разговоры не мешайся, и знакомств не заводи. Избегай кривых дорог, избегай пустых морок, думай больше о здоровье, ешь сметану и творог. Федот: Ты, Марусь, того, не трусь. Образуется, Марусь. Сполню царское заданье и целехоньким вернусь. Без меня не унывай, чаще фикус поливай, хошь - играй на балалайке, хошь - на пяльцах вышивай. Ну а сунется такой, кто нарушит твой покой, мне тебя учить не надо - сковородка под рукой. Потешник: Ушел мил друг Федот в заморский поход. Узнал про то генерал - последний ум потерял. Бежит наш хитрец к царю во дворец доложить, что стрельцу - конец. Уж и дырку для ордена просверлил, толстомордина! Царь: Хороша ль, плоха ли весть, докладай мне все как есть. Лучше горькая, но правда, чем приятная, но лесть. Только если эта весть снова будет не бог весть, ты за эдакую правду лет на десять сможешь сесть. Генерал: Докладаю: чуть заря Федька поднял якоря. Слава богу! Отвязались от его, от упыря. Вот пущай он, паразит, по морям и егозит. Нам с тобою енту харю больше видеть не грозит. Царь: Ну-кась, нянька, подь сюды! Принимайся за труды! Рви из темечка волосья, те, которые седы. А какие не седы, те расчесывай в ряды, да полегче гребешком-то! У меня там не сады! Нянька: Что ж чесать-то, старый черт, коли лысину печет? У табе ж тут каждый волос надо ставить на учет! И на кой табе нужна в энтом возрасте жена? Ведь табе же как мужчине, извиняюсь, грош цена! Царь: Хоть волосьев я лишен, а жениться я должен! Шах персидский тоже лысый, а имеет сорок жен. Я ж хочу всего одну завести себе жену. Нечто я, в интимном смысле, и одну не потяну? Нянька: Так у шаха-то, видать, есть и силушка, и стать, а табе, сверчок ты дохлый, с-под короны не видать! У табе в твои лета сила все-таки не та. Поберег бы ты здоровье, ведь табе уж больше ста! Царь: Ну и что, что больше ста? Лишь бы кровь была густа! Говорят, любви покорны все, буквально, возроста. Так что, нянька, хошь не хошь, а и я на дело гож! Коли все любви покорны, то и я покорный тож. Нянька: Ты, дружок, из тех мужей, что безвреднее ужей! Егозят, а не кусают, не сказать еще хужей! Чтоб чужую бабу скрасть надо ж пыл иметь и страсть, а твоя сейчас задача - на кладбище не попасть. Царь поворачивается к присутствующему здесь же генералу. Царь: Ну? А ты чаво молчишь да медальками бренчишь? Аль не видишь, как поганют государственный престиж? Нянька гнет меня в дугу, а министр ни гу-гу! Ты у нас по обороне - вот и дай отпор врагу! Генерал: Так ведь бабьи-то суды про мужчин всегда худы. Ты в себе не сумневайся! Ты - любовник хоть куды! Гордый профиль, твердый шаг. Со спины так чистый шах! Только сдвинь корону на бок, чтоб не висла на ушах. Царь поворачивается к няньке. Царь: Вот министр - мне не враг. Все как есть сказал, без врак. А ведь он мужик не глупый, не гляди, что он дурак! От табе ж один бедлам: стыд царю, конфуз послам! Я давно интересуюсь: ты не засланная к нам? Потешник: Едет царь к Мане оказывать вниманье. Сам в карете сидит, декалоном смердит. За царем свита напудрена, завита, за свитою сундук, казинаки и фундук. Все честь по чести, едет царь к невесте. Царь: По заданию царя Федька отбыл за моря. В общем, я его отседа сплавил, проще говоря. Чтоб не бедовать одной, становись моей женой. А Чаво ? Мужик я видный, и на ласку заводной. Маруся: Не успел еще Федот шагу сделать от ворот, а уж вороны слетелись на федотов огород! Царь: Ты мне, девка, не дури! Предлагают, так бери! Чай к тебе не каждый вечер ходят вдовые цари! Сей же час, я говорю, собирайся к алтарю! Очумела от восторга, так нюхни нашатырю! Маруся: Ты уж лучше, государь, за другими приударь. Мне ж забота - ждать Федота да глядеть на календарь. Царь: Полно, девка, слухи врут! Ждать стрельца - напрасный труд. Он в каком-нибудь Гонконге жрет какой-нибудь грейпфрут! Ты сама, дуреха, взвесь: он-то там, а ты-то здесь! Нет теперича Федота. Был Федот, да вышел весь! Маруся: Хоть секи меня бичом, хоть руби меня мечом, все одно твоей супругой я не стану нипочем. Царь: Ты, Марусь, меня не зли! И конфликт со мной не дли! Мне намедни из Парижа гильотину привезли! В свете сказанного мной лучше будь моей женой! У меня ведь тоже нервы, я ведь тоже не стальной! Маруся: Уходи, постылый, прочь! И в мужья себя не прочь! Не уйдешь, так я могу и сковородкою помочь! Царь: Эй, ребята у дверей! В кандалы ее скорей! Энто что еще за мода: сковородками в царей? Вот помаешься в тюрьме и поправишься в уме! Сколь ты, девка, не кобенься, а поженимся к зиме! Маруся: Изловить меня, балда, много надобно труда. До свиданья, друг мой ситный! Может встретимся когда: Маруся превращается в голубицу и улетает. Потешник: Проплавал Федот без малого год. Тревожится Федот: время-то идет! Решил без истерики: "Съезжу до Америки". Плывет Федот меж бескрайних вод, впереди закат, позади восход. Вдруг средь похода испортилась погода. Не было напасти, и на тебе, здрасте! Корабль - хрясь! И распался на части. Прошла гроза. Открыл Федот глаза: лежит на волне, невредимый вполне. Видит: островок, торчит как поплавок. Добрался до берега, думал Америка. Вынул карту, сверил-ка - нет, не Америка, а остров Буян, будь он окаян! Может в карте какой изъян? Сидит Федот, икает, о обстановку вникает. Федот: Сколь по прихоти царя я ни плавал за моря, не видал паршивей места, откровенно говоря. Ну и остров:Прям, тоска! Сплошь из камня и песка, и доколь хватает глазу - ни речушки, ни леска. Да оно бы не беда, коли тут была б еда. Окажись тут лебеда, так сошла бы лебеда. Голос: Кто охочий до еды, пусть пожалует сюды. У меня еды навалом, у меня ее пуды. Вот, к примеру, получи прямо с печки калачи, вот жаркое из индейки, вот компот из алычи, вот колбасы, вот сыры, вот полцентнера икры, вот карибские омары, вот донские осетры. Федот: Энто что за чудеса? Энто что за голоса? Тут и спрятаться-то негде: океан да небеса! Окажи, хозяин, честь! Покажись, каков ты есть! Неприлично как-то гостю в одиночку пить да есть! Чай на острове твоем веселей скучать вдвоем: где картишки раскидаем, где по чарочке нальем! Голос: Я бы рад, да мой портрет для меня и то секрет. Сам порою сумневаюсь, то ли есть я, то ли нет. У меня забот не счесть: есть еда, да нечем есть, есть табак, да нечем нюхать, есть скамья, да нечем сесть. Так устал за тыщу лет, что не в радость белый свет. Думал было удавиться, так опять же, шеи нет! Федот: Ай да встреча! Стало быть, я сумел тебя добыть, то, чего на белом свете вообще не может быть! Чем тоскуя да хандря жизнь расходовать зазря, может сплаваешь со мною до расейского царя? Прогуляйся, освежись, с белым светом подружись! Что за жизнь без приключений! Просто ужас, а не жизнь! Голос: Я полезных перспектив никогда не супротив. Я готов хоть к пчелам в улей, лишь бы только в коллектив! Прикажи хоть куды, хоть на добычу руды! Буду вкалывать задаром, без питья и без еды! Я к любому делу гож, я в любые двери вхож, я тебе что хошь достану, хоть подкованную вошь! Федот: Вошь, оно, конечно, что ж, вошь, оно, конечно тож, но на ентой насекомой далеко не уплывешь. Раздобудь мне лучше флот. Али лодку, али плот, раз уж ты такой искусный в энтом деле полиглот. Нам с тобой часам к пяти надо быть уже в пути, потому как нас в Рассеи заждались уже, поди! Потешник: А царь меж тем не теряет времени: принимает посла людоедского племени. Лондон и Парижи смазали лыжи, царю остались послы пожиже. Царь перед послом так и скачет козлом. Мол, вот тебе дочка, бери ее - и точка! Знать, дела уже совсем худы, раз дошло до такой беды. Ну да ладно, бывает и хуже, лишь бы девка была при муже. Царь: Добрый день! Веселый час! Рады видеть вас у нас! Вери гуд! Салям алейкум! Бона сера! Вас ис дас! Кто вы родом? Сколь вам лет? Вы женаты, али нет? Не хотите ль с нашей фройлен покалякать тет-а-тет? Нянька: Перед кем ты, старый бес, тут разводишь политес? Твой посол, я извиняюсь, третий день как пальмы слез! Будь на ем хотя б картуз, не такой бы был конфуз. А на нем же из одежи ничего, помимо бус! Царь: Ты шпионка. Энто факт! Что ни брякнешь - все не в такт! Ты ж со всею заграницей мне попортила контакт! Я годами жду гонцов, а она их из сенцов. За кого ж тогда царевну отдавать, в конце концов! Нянька: Ты взгляни ему в лицо: уши врозь, в носу кольцо. Да и кожа вся рябая, как кукушкино яйцо. Даже я, чего скрывать, не легла бы с ним в кровать. Так неужто нашу девку за такого отдавать! Царь: Коли шансы на нуле, ищут злато и в золе. Девка тоже, в смысле рожи, далеко не крем-брюле. Ей сойдет теперь любой, хоть горбатый, хоть рябой, потому как и рябые к нам не ломятся гурьбой. Нянька: Так ведь он из диких мест. О! Смотри, чего он ест! Помнишь вазу из топазу? Слопал, ирод. Вот те крест! Кабы он просил, злодей, лососины да груздей, так ведь жрет чего попало: от фарфору до гвоздей! Царь: Что ни просит - он в гостях, все неси ему в горстях. Чай у нас нехватки нету ни в фарфоре, ни в гвоздях. Коль лосось ему претит, пусть он жрет чего хотит. Ты: Подсунь ему на пробу колчедан и апатит. Нянька: Да послы, им дай хоть яд! На халяву все съедят. Может он и безопасный, но пущай за ним следят. Ты скажи ему как тесть: жри, мол, все, но знай, мол, честь! Потому как он в запале и супругу может съесть. Царевна: Чтоб с таким да выйти в свет, ну уж дудки, ну уж нет. Он и так-то неказистый, так еще и людоед! Да пущай он, троглодит, всю меня озолотит, никакой ответной страсти он во мне не пробудит. Царь: Ты посла-то отзови, да побудь с ним визави, а обтерпишься маленько, там дойдет и до любви. Если энтот троглодит твою внешность разглядит, он навеки потеряет к людоедству аппетит. Потешник: Год прошел, другой идет. Воротился домой Федот. А дома-то и нет, торчит один скелет. Балки да стропила, да кругом крапива. А под карнизом комочком сизым свернулась птица, лесная голубица. Федот: Ну-ка, женушка, давай! Стол для мужа накрывай. Доставай-ка из духовки порумяньше каравай. Наливай ядреных щей, пожирней да погущей. Я Кощея стал тощее от заморских овощей! Потешник: В цельном доме никого кроме ветра одного. Подозрительное дело: не случилось ли чего? Голубица превращается в Марусю. Маруся: С возвращением, Федот. Долго ж длился твой поход. Знать забыл свою Марусю, что не ехал цельный год. За границей-то, поди, развлечений пруд пруди. Приглядел небось подружку да пригрелся на груди. Федот: Повидал я белый свет, Джозефин и Генриетт, но такой как ты, красавиц, среди них, Маруся, нет. А ходил я за моря хоть и долго, да не зря: сполнил, все ж таки, заданье хитроумного царя! Маруся: Кабы ведал ты, Федот, на кого ты тратил пот, так и шагу бы не сделал от родимых-то ворот. Ты уехал - он срамной стал ухаживать за мной. Уговаривал, охайник, стать евоною женой. Федот: Да неужто? Ах, злодей! Вот и верь теперь в людей! Вот и стой за честь мундира, вот за службу и радей!.. Ну да ладно. Я ему растолкую что к чему. Я его до самых пяток распишу под Хохлому. Хватит делать дураков из расейских мужиков! Мне терять таперя неча, кроме собственных оков! Потешник: Осерчал Федот, созвал честной народ. Решили соседи подсобить Феде: Фрол взял кол, Устин взял дрын, Игнат взял ухват, Егор взял топор, и все за Федотом к царевым воротам. А навстречу им генерал, черт бы его подрал! Подскочил бочком, поводил зрачком, произвел догляд, и к царю на доклад. Генерал: Там собрался у ворот энтот, как его, народ. В общем дело принимает социальный оборот. А всему виной Федот. Это он мутит народ, подбивает населенье учинить переворот. Царь: Ну а ты у нас на кой, с вострой саблею такой? Мы ж на то тебя и держим, чтоб берег царев покой. А посля дождя в четверг дам еще медальку, сверх. Только ты уж постарайся, чтоб народ меня не сверг. Генерал: Ишь, медаль! Большая честь! У меня своих не счесть! Весь обвешанный как елка! На спине - и то их шесть! Охранять тебя от бед мне терпеть резону нет. Ты за собственную подлость сам должен держать ответ. Потешник: Дурило из дурил, а как заговорил! Хоть и злится царь, а попробуй вдарь! Не такое время, чтобы бить в темя. Вышел царь на крыльцо, сделал строгое лицо, а на площади народу - вся Рассея налицо. Царь: Это как же, вашу мать, извиняюсь, понимать? Мы ж не Франция какая, чтобы смуту подымать. Кто хотит на Колыму - выходи по одному. Там у вас в момент наступит просветление в уму. Федот: Что касается ума - он светлехонек весьма. Слава Богу, отличаем незабудку от дерьма. Ты почто меня скорей отослал за сто морей? Не затем ли, чтоб жениться на супружнице моей? Царь: Энто где же ты, злодей, набрался таких идей? Чтоб клепать чего попало на порядочных людей! Да к лицу ли это мне, приставать к твоей жене! Вот и шли вас, обормотов, в заграничные турне! Федот: Ты не больно-то серчай. Мы к тебе, чай, не на чай. Ну а будешь гоношиться - съезжу в харю невзначай. О тебе, о подлеце слава аж в Череповце! Ты всему народу в душу наплевал в моем лице! Царь: Зря ты, Федя. Для меня мой народ - моя родня. Я без мысли о народе не могу прожить и дня. Утром мажу бутерброд - сразу мысль: "А как народ?", и икра не лезет в горло, и компот не льется в рот. Ночью стану у окна и стою всю ночь без сна. А все волнуюсь о России: как там, бедная, она. А виновник - генерал, интриган и аморал. Это он, коровья морда, честь цареву обмарал. Пусть он выйдет! Где он там? Я сейчас ему задам! Я сорву с него медальку, да медалькой по мордам! Появляется генерал. Генерал: Что вы, братцы! Я ж за вас потерял в атаке глаз. Нечто я когда посмею супротив народных масс? Не сумел, не устоял, не имел, не состоял, не был, не был, не был, не был, даже рядом не стоял. Оправдаю, отслужу, отстрадаю, отсижу. Угнетающей верхушке больше не принадлежу. Я виновница - Яга. Нет опаснее врага. Перед ней и сам Горыныч так, не змей, а мелюзга. Ну-ка где ты, егоза? Посмотри людям в глаза! Лично я не удержуся, врежу саблей два раза! Появляется баба Яга. Баба Яга: А я - фольклорный элемент, у меня есть документ. Я вообще могу отсюда улететь в любой момент. За жару ли, за пургу все бранят меня, каргу, а во мне вреда не больше, чем в ромашке на лугу. Ну случайно, ну шутя сбилась с верного путя. Так ведь я - дитя природы, хоть дурное, но дитя! Коль судить, так тех двоих, соучастников моих. Энто я по виду нечисть, а по сути - чище их! Федот: Ну и ушлый вы народ! Ажно оторопь берет. Всяк другого мнит уродом, несмотря что сам урод! Хоть вообще российский люд на расправу и не лют, но придется мне, ребята, учинить над вами суд. Царь: Пощади меня, стрелец! Я - мерзавец, я - подлец! Я сошлю себя в Воронеж! Я сошлю себя в Елец! Только не на Магадан. Энто мне не по годам. Я пока туда доеду, опасаюсь, дубу дам. Генерал: Сознаю свою вину. Меру, степень, глубину. И прошу меня направить на текущую войну. Нет войны - я все приму: ссылку, каторгу, тюрьму. Но желательно в июле, и желательно в Крыму. Федот: Мы посадим вас в бадью, кинем в море - и адью. Обойдетесь и бадьею, не давать же вам ладью! И неси вас океан аж на остров на Буян. Ну а чтоб не одичали - вот вам личный мой баян. Правда, он, моя вина, не играет ни рожна, но какая никакая, а культура вам нужна. А теперь, честной народ, вынь-ка рожи из бород! Чай, у нас не панихида, а совсем наоборот! Нам теперь не слезы лить - песни петь да меды пить! Ну-ка, стань передо мною, То, чего не может быть! Голос: Я давно уж тут стою, у крылечка на краю. Жду, покамест ты закончишь совещанию свою. Федот: Угости честной народ от заморских-то щедрот. Чай, они таковской пищи отродясь не брали в рот. Ставь на скатерть все подряд: шоколад и мармелад, и голландскую грудинку, и чухонский сервелат! Не забудь швейцарский сыр, тот, который весь из дыр, пусть лежит, на всякий случай, специально для придир. Ну а коль попросит кто бражки граммов эдак сто - ничего, сегодня можно. Слава Богу, есть за что! Потешник: Был и я на том пиру, ел зернистую икру. Пров ел плов, Филат ел салат, Устин ел галантин, а Федот-стрелец ел соленый огурец. А как съел он огурец, тут и сказке конец. А что сказка дурна - то рассказчика вина. Изловить бы дурака да отвесить тумака, ан нельзя никак, ведь рассказчик-то дурак, а у нас спокон веков нет суда на дураков!

 

PROZA.KZ

« в начало

карта сайта

письмо редактору

поиск по сайту

о проекте

наверх »

Copyright © 1996-2015 Александр ЛЯХОВ

LiveInternet Rambler's Top100