Главный редактор

Поэзия и проза Казахстана



О ПРОЕКТЕ

ТОЧКА ОТСЧЕТАИВАН ВАСИЛЬЕВОПУСЫ-4

Тайна первого полёта

ПРИКАЗ МИНИСТРА ОБОРОНЫ О ПЕРВОМ ПОЛЁТЕ В КОСМОС Более 50 лет прошло со времени полёта первого человека в космос. С тех пор сотни людей уже побывали там. Полёт за пределы атмосферы стал доступен даже туристам. Но многие факты "борьбы за первенство" в космосе всё ещё остаются неизвестными. Ведь все работы выполнялись в обстановке строжайшей секретности. И СССР и США старались скрыть собственные секреты и ввести в заблуждение противоположную сторону. Информация о полётах и подготовке к ним попадала в средства массовой информации исключительно через цензуру. Но, какой бы строгой не была цензура, какой бы качественной не была дезинформация, истина всё-таки пробивалась сквозь завесу лжи, что давало повод усомниться в истинности официальной версии происходивших событий и достигнутых результатов. Ведь единожды солгавшему - веры нет.

Прошли годы… Со многих документов сняты грифы секретности. Стали публиковаться воспоминания непосредственных участников событий, из которых мы стали узнавать о подробностях, порою полных драматизма, событий полувековой давности. А ощущение того, что ещё очень многие обстоятельства космической эпопеи "продолжают оставаться за кадром" не исчезает. Похоже, мы ещё многого не знаем даже о таком важнейшем событии как первый полёт человека в космос. И это несмотря на то, что к пятидесятилетию полёта было опубликовано огромнейшее количество документальных материалов и воспоминаний очевидцев этих событий, которых, вроде бы, не корректируют цензоры от спецслужб.

Поводом, послужившим для моих сомнений, стали некоторые нестыковки в воспоминаниях очевидцев. Казалось, их можно было бы объяснить капризами человеческой памяти. Но нестыковки подчас были достаточно серьёзными. А ещё более удивительным было то, что о некоторых достаточно важных событиях авторы воспоминаний старались не упоминать вовсе. А такие события, похоже, имели место быть.

* * *

Вскоре после полёта Гагарина, 16 апреля было опубликовано официальное сообщение: "Центральный Комитет КПСС и Совет Министров СССР признали необходимым наградить орденами и медалями СССР учёных, рабочих, инженеров и техников - участников создания космического корабля-спутника "Восток" и обеспечения первого в мире успешного полёта советского человека в космос. Соответствующим министерствам и ведомствам поручено представить к награждению персональный состав участников создания и обеспечения полёта космического корабля-спутника "Восток"". А через два месяца начались награждения. Всего в СССР за запуск корабля-спутника "Восток", пилотируемого Ю.А. Гагариным, награждено около 7 000 человек. Среди них, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 июня 1961 года были и все участники первого отряда космонавтов (кроме Гагарина, получившего награды Указом от 14 апреля).

Первый отряд космонавтов из 20 человек, в соответствии с директивой Генштаба ВВС, был полностью сформирован 7 июня 1960 года, когда приказом Главкома ВВС № 839 на должность слушателя-космонавта был зачислен Анатолий Карташов. Все они стали интенсивно готовиться. 14 января 1961 года первыми сдали экзамены по общекосмической подготовке и были допущены к полёту: Быковский Валерий Федорович; Гагарин Юрий Алексеевич; Попович Павел Романович; Нелюбов Григорий Григорьевич; Николаев Андриян Григорьевич и Титов Герман Степанович. Все они прилетели на Байконур 5 апреля для участия в подготовке полёта.

ПЕРВЫЙ ОТРЯД КОСМОНАВТОВ Первый отряд советских космонавтов (снимок сделан в Сочи в мае 1961 года)
Сидят в первом ряду (слева направо): Павел Попович, Виктор Горбатко, Евгений Хрунов, Юрий Гагарин, Сергей Павлович Королёв, его жена Нина Королёва с дочкой Поповича Наташей, Евгений Карпов (начальник ЦПК), Николай Никитин (тренер по парашютной подготовке), Евгений Фёдоров (врач)
Стоят во втором ряду: Алексей Леонов, Андриян Николаев, Марс Рафиков, Дмитрий Заикин, Борис Волынов, Герман Титов, Григорий Нелюбов, Валерий Быковский, Георгий Шонин
В заднем ряду: Валентин Филатьев, Иван Аникеев и Павел Беляев
Отсутствуют: Анатолий Карташов, Валентин Варламов, Валентин Бондаренко и Владимир Комаров

За 1 день до этого, 4 апреля к полётам в космос было допущено ещё 8 человек: Аникеев Иван Николаевич; Беляев Павел Иванович; Волынов Борис Валентинович; Горбатко Виктор Васильевич; Комаров Владимир Михайлович; Леонов Алексей Архипович; Хрунов Евгений Васильевич и Шонин Георгий Степанович. Ещё три члена отряда: Заикин Дмитрий Алексеевич; Рафиков Марс Закирович и Филатьев Валентин Игнатьевич были зачислены на должности космонавтов 16 декабря 1961 года.

Несмотря на разные даты сдачи экзамена в обеспечении первого полёта участвовали не только космонавты из первой шестёрки, а весь состав отряда, кроме погибшего 23 марта 1961 года Валентина Васильевича Бондаренко. В день первого полёта все они находились на различных измерительных пунктах, где входили в составы боевых расчётов.

Безусловно, что все участники первого отряда космонавтов заслужили правительственные награды. И чем выше был вклад каждого из них в общее дело по подготовке и осуществлению первого полёта, тем выше должен был быть статус их наград. Так какие же это были награды?

Аникеев Иван Николаевич космонавт ЦПК ВВС орден Красной Звезды
Беляев Павел Иванович летчик-космонавт СССР орден Красной Звезды
Бондаренко Валентин Васильевич слушатель-космонавт орден Красной Звезды (посмертно)
Быковский Валерий Федорович летчик-космонавт СССР орден Красной Звезды
Варламов Валентин Степанович слушатель-космонавт медаль "За трудовую доблесть"
Волынов Борис Валентинович летчик-космонавт СССР орден Красной Звезды
Гагарин Юрий Алексеевич летчик-космонавт СССР медаль "Золотая Звезда" и орден Ленина
Горбатко Виктор Васильевич летчик-космонавт СССР орден Красной Звезды
Заикин Дмитрий Алексеевич космонавт-испытатель орден Красной Звезды
Карташов Анатолий Яковлевич слушатель-космонавт орден Красной Звезды
Комаров Владимир Михайлович летчик-космонавт СССР орден Красной Звезды
Леонов Алексей Архипович летчик-космонавт СССР орден Красной Звезды
Нелюбов Григорий Григорьевич космонавт-испытатель орден Красной Звезды
Николаев Андриян Григорьевич летчик-космонавт СССР орден Красной Звезды
Попович Павел Романович летчик-космонавт СССР орден Красной Звезды
Рафиков Марс Закирович космонавт-испытатель орден Красной Звезды
Титов Герман Степанович летчик-космонавт СССР орден Ленина
Филатьев Валентин Игнатьевич космонавт-испытатель медаль "За трудовое отличие"
Хрунов Евгений Васильевич летчик-космонавт СССР орден Красной Звезды
Шонин Георгий Степанович летчик-космонавт СССР орден Красной Звезды

Как видим, большая часть первого отряда космонавтов была награждена орденами Красной Звезды. Это далеко не самый значимый орден. Им награждались за образцовое выполнение специальных заданий командования. Очевидно, что так оно и было кроме двух случаев награждения медалями. Получившие медали Варламов и Филатьев никогда не летали в космос. Впоследствии они были по разным причинам отчислены из отряда космонавтов. Но, очевидно, что некоторые события, связанные с их участием в проведении первого пилотируемого полёта, предопределили их дальнейшую судьбу. Образцовости в выполнении заданий у них явно не хватило для награждения орденом.

Интереснее другая аномалия – награждение Германа Титова. Он был награждён высшей государственной наградой – орденом Ленина. А этой наградой удостаиваются лишь за особо выдающиеся заслуги перед Советским государством и обществом. Никогда, кроме первого полёта, дублёров космонавтов не награждали орденами вообще. А тут, высшая награда! Должно было произойти что-то такое, что не могло быть незамеченным многими участниками тех далёких событий. Но ничего особо выдающегося с Титовым по воспоминаниям участников не происходило.

Титов прошёл такую же подготовку, как все члены первой шестёрки. Все они прибыли на космодром одновременно. Полететь первым мог любой из них. Большинство членов комиссии голосовали за Титова, но Королёв настоял на кандидатуре Гагарина. Титов был назначен первым дублёром Гагарина. Вторым дублером был Нелюбов. Правда, он не надевал скафандр, как Титов, но провожал Гагарина до самой ракеты. Разница в заслугах между Титовым и Нелюбовым была лишь в том, что Титов был в скафандре в период подготовки к пуску. Но этого явно было недостаточной мотивировкой, чтобы наградить его высшей наградой СССР. Что-то произошло… Но, что? Не из-за этого ли события, о существовании которого знал очень ограниченный круг лиц, не совпадают воспоминания свидетелей? При этом идёт речь не о тех воспоминаниях, которые официально публиковались после полёта Гагарина под контролем цензуры, а о более поздних воспоминаниях. Ведь сегодня уже ни для кого не является секретом, что первые космонавты не приземлялись в спускаемом аппарате, а катапультировались и приземлялись на достаточно большом удалении от спускаемого аппарата. Дезинформация о приземлении космонавтов в спускаемом аппарате была нужна для того, чтобы спортивный комиссар И.Г. Борисенко зафиксировал три первых абсолютных космических рекорда: рекорд продолжительности полета, рекорд высоты полета и рекорд максимального груза, поднятого на эту высоту. Международная авиационная федерация ФАИ 18 июля 1961 года утвердила рекорды, "установленные 12 апреля 1961 года на космическом корабле СССР "Восток". Но по правилам ФАИ летательный аппарат должен был приземлиться с человеком на борту, иначе рекорд не засчитывался. И руководство СССР пошло на эту ложь. И была ли эта ложь единственной, ведь, единожды солгавши…

Большинства непосредственных участников этих событий давно нет в живых. Наверное только представление к награде может объективно ответить на вопрос, какие же заслуги Титова были признаны особо выдающимися. Мы можем только отметить те места, в которых расходятся свидетельства "очевидцев".

Руководители любого государства во все времена никогда не брезговали обманывать собственный народ и другие государства. Никколо Макиавелли в своём труде "Государь" прекрасно показал изнанку высшей власти. Любые "свободные и честные" выборы показывают и будут показывать истинное лицо власти. Только обмануть собственный народ проще, чем таких же политиков в другом государстве. Так-как, во-первых, они изначально не верят никаким официальным заявлениям, декларациям и договорам. А во-вторых, у них достаточно средств и возможностей, чтобы узнать истину с помощью агентурной разведки или подкупа.

Возможно, что именно с тайной первого полёта было связано дело предателя Пеньковского. В 1960-1962 годах полковник О.В. Пеньковский работал под "прикрытием" на должности заместителя начальника Управления внешних сношений Государственного комитета по координации научно-исследовательских работ при Совете Министров СССР. Сотрудничество со спецслужбами США и Великобритании начал в 1961 году. К сотрудничеству его подтолкнуло идеологическое неприятие реалий СССР и доктрин социализма. Объёмы и важность переданных им материалов, по заявлением западных спецслужб, не имели аналогов за всю предыдущую историю разведывательной деятельности Запада против СССР. Пеньковский был признан виновным в измене Родине и приговорён к расстрелу. В одной из передач 2011 года по телевидению было сообщение, что Пеньковского казнили, затолкнув его живого в топку крематория. Вряд ли этому сообщению можно доверять, но Пеньковский стал символом предательства, и фотографии его ареста и разоблачения как напоминание о необходимости бдительности висели чуть ли не во всех ракетных войсковых частях, в которых мне пришлось побывать.

Одновременно сняли с должности И.Ф. Серова, первого председателя КГБ СССР в 1954-1958 годах, начальника Главного разведывательного управления Генштаба в 1958-1963 годах. Его лишили звания Героя Советского Союза, а в апреле 1965 года - исключили из КПСС за "нарушения социалистической законности и использование служебного положения в личных целях". Пеньковский был протеже Серова и у них были тесные личные отношения.

Американцы первыми выразили сомнения в объективности информации о первом пилотируемом полёте после опубликования параметров орбиты космического корабля в сообщении ТАСС (телеграфное агентство Советского Союза). Через несколько дней ТАСС сообщило об уточнённой орбите, которая обеспечивала посадку корабля у райцентра Красный Кут и впоследствии была опубликована причина отклонения от траектории. Это тем более удивительно, что через 4 месяца в этом же районном центре приземлился корабль "Восток-2", у которого не было аналогичной нештатной ситуации. Дальнейшие приземления были перенесены на территорию Казахстана, подальше от глаз случайных свидетелей, которых, как мы теперь знаем, представители спецслужб просили не афишировать некоторые подробности посадки.

Но и без американских баллистиков было понятно, что не всё договаривают. Ведь сообщение о полёте Гагарина было озвучено по радио голосом Левитана в 10 часов 02 минуты по московскому времени. А в сообщении присутствовала фраза: "В 10 часов 15 минут по московскому времени пилот-космонавт майор Гагарин, пролетая над Африкой, передал с борта космического корабля "Восток": "Полёт протекает нормально, состояние невесомости переношу хорошо"". Официальная хронология полёта свидетельствует: "10 часов 13 минут. Телетайпы закончили передачу первого сообщения ТАСС".

"Рассекречивая" материалы первого полёта в 2011 году было сообщено, что сообщение ТАСС было записано на магнитофон и было не одно, а три сообщения (на случай удачной посадки, на случай неудачной и на случай посадки за пределами СССР. Я считаю, что если записей действительно было три, то их отличие скорее было только в фамилиях космонавтов, так как дублёры могли сменить основного космонавта в любой момент. Вряд ли советское правительство даже словом обмолвилось о гибели лётчика на испытаниях новой техники. На всех предыдущих беспилотных кораблях была установлена система разрушения АПО, чтобы не допустить в случае нештатной ситуации ознакомления иностранцев с советскими секретами, которая могла включаться по командам с Земли и срабатывать автоматически. Косвенно это подтверждают и воспоминания полковника Николая Мартемьянова, обеспечивавшего связь с первым космонавтом. В 2001 году он рассказал, что связисты же готовят акцию прикрытия. Если ракета взорвется, они должны сбить с толку американских разведчиков. "Нашей обязанностью было продолжать счет, "30 минут - полет нормальный" и т.д. Даже если б ракета уже на земле догорала". Зачем готовиться вводить в заблуждение, если приготовлено сообщение ТАСС о неудачном запуске. Скорее, это похоже на подготовку того, чтобы старт "был удачным" при любом развитии событий.

Есть ещё один странный факт. В своей "Повести о Юрии Гагарине" участник подготовки запуска Евгений Шильников рассказывает, что он "улетел с полигона за день до его полета. Нет, не самовольно. Вполне законно. С.П. Королев распорядился предоставить свой самолет всем, кто уже сделал свою работу и не занят при старте. Я был из таковых. А мог бы и остаться. В том случае меня наградили бы в Кремле орденом, а не медалью". Мне неоднократно приходилось участвовать в различных испытаниях на полигонах, но объяснить стремление Королёва откомандировать с полигона максимальное количество специалистов "не занятых при старте" выглядит странным. Специалистов всегда старались оставить до окончания испытаний, тем более, что речь шла только об одних сутках. Ведь мало ли что могло произойти? Или неудача была уже исключена?

Правда в первом пилотируемом полёте на спускаемом аппарате системы разрушения не было. Каманин в книге "Обратный отсчёт" пишет: "29 марта 1961г. - Госкомиссия на Востоке-1 Договорено, что система разрушения АПО, использовавшаяся во время беспилотных полетов, будет удалена с пилотируемого корабля. Против один Ивашутин". Не было на нём не только системы АПО… Доктор технических наук Александр Болонкин, работавший в ОКБ Глушко в своей книге в главе "Начало советского ракетостроения" утверждает даже, что первые космонавты летали без космических костюмов и любая утечка воздуха могла привести к их гибели.

Как хорошо известно, во всех пилотируемых полётах внутри космического корабля создавалась атмосфера близкая по составу к земной с нормальным давлением. Однако, ещё 23 марта 1961 года, когда трагически погиб в сурдобарокамере Валентин Бондаренко, он проходил испытания в атмосфере чистого кислорода с давлением 1/3 от нормального атмосферного. Именно после этой трагедии было решено использовать только воздух. Но установка регенерационной воздушной установки увеличивает вес спускаемого аппарата. Значит, что-то необходимо было демонтировать. Не гуманностью, а острой необходимостью было обусловлено решение о демонтаже системы АПО.

В последнем испытательном беспилотном старте 25 марта 1961 года, на котором присутствовали все члены первой шестёрки кандидатов в космонавты (прибывшие на полигон 17 марта), похоже использовалась ещё кислородная атмосфера. Для переделки системы жизнеобеспечения оставалось всего две недели. И человек должен был лететь на не опробованном корабле! Кстати, вероятно именно информация о гибели одного из членов первого отряда космонавтов, практически совпавшая по времени с последним беспилотным стартом, породила на Западе слухи о неудачном запуске, повлёкшем гибель пилота. Именно об этом вспоминает В.В. Порошков (отвечавший за приём сигналов телеметрической информации) в своей книге "Воспоминания: отработка кораблей-спутников "Восток" для полета Ю.А. Гагарина": "Перед стартом мы включили радиоприемник Р-250… Вдруг услышали на русском языке передачу какой-то европейской радиостанции… Она вещала: "Сегодня в Советском Союзе ожидается запуск человека в космос. Операторы всех московских киностудий выехали на улицы Москвы снимать реакцию населения на это событие. Как сообщают, до этого запуска у Советов погиб космонавт в космосе". Мы очень удивились: во-первых, откуда они знают о запуске, который "совершенно секретный", во-вторых, откуда они взяли гибель космонавта, если до Гагарина никто в космос не летал. Это мы, работавшие на первом ИПе (измерительном пункте), знали совершенно точно".

При этом практически все очевидцы упоминают случай, что перед стартом корабля "Восток" была обнаружена негерметичность входного люка, который пришлось открывать (32 болта) и менять датчик. Кроме того, Гагарин ошибся при переключении тумблеров и некоторое время не был на связи. Эта задержка продолжалась около двух часов. И, наконец, долгожданный старт точно по времени, указанному в заранее записанном сообщении ТАСС. И этот старт прошёл благополучно. Но начались странности у спасателей…

Виталий Волович, командир одной из бригад спасателей, в своей книге "Космонавтов ждут на Земле" пишет: "Мы сели в обычный грузовой "Ил-14", в 9.30 уже заняли боевой пост в своей "зоне ответственности". Предполагалось, что посадка произойдет южнее Сталинграда на 110 километров. Разброс точки приземления составлял 400-600 км. Кто из подготовленной шестерки космонавтов полетит, мы не знали. В 10 часов 45 минут нам выдали координаты места посадки. Штурман быстро произвел расчеты. - Командир, - сказал он, - Гагарин прямо по курсу. Будем там минут через 15. Самолет увеличил скорость, как вдруг по радио поступила команда: изменить курс на 45 градусов. - Ничего не понимаю, - пожал плечами командир, - но приказ есть приказ. Мы летели новым курсом минут двадцать, как вдруг последовала торопливая команда: лечь на прежний курс… Пока мы выполняли чей-то приказ, меняя курс, космонавт не только приземлился, но даже успел побывать на митинге и погрузиться в вертолет. - Следуйте на аэродром Энгельса, - прозвучал из репродуктора голос невидимого начальника. - Врачу встретить космонавта на месте, в Энгельсе".

А бывший летчик-испытатель майор С. Хитрин сообщает: "Мы бы взяли Гагарина сразу в одиннадцать ноль-ноль на месте посадки. Если бы не команда: "Ждать!" Как только операторы обнаружили цель над Волгой, я помчался к вертолету. Километрах в десяти от базы увидел распластанный на траве купол парашюта. Разглядел шар. Рядом маячила чья-то фигура. Охранявшие шар солдаты…" Машину, на которой ракетчики везли Гагарина в Энгельск, Хитрин догнал быстро. Посадив на борт космонавта, они взяли курс на север.

Основная бригада спасателей, базировавшаяся в Новокуйбышевске в 350 км от точки посадки и взлетевшая в сторону города Пугачёв в 10 часов 15 минут (до точки посадки Гагарина было 15 минут лёта при крейсерской скорости самолёта 350 км/час) два часа добиралась до Энгельса. Им меняли курс. Группа Хитрина, базировавшаяся в 10км от точки посадки, тоже опоздала почти на час.

Всё это может объясниться, только если предположить, что кроме основного полёта была организована и операция по дезинформации на случай аварийного развития событий. Гагарин и Титов были участниками этих операций. Один – полёта в космос, а другой – имитации полёта. Принималось решение о том, по какому пути пойти на самом высоком уровне и в зависимости от хода полёта. Отсюда и команды "Ждать!", и смены курса. Какой из сценариев стал окончательным, не мне решать. Но оба участника первого полёта заслужили свои высокие ордена.

Иван Васильев

PROZA.KZ

« в начало

карта сайта

письмо редактору

поиск по сайту

о проекте

наверх »

Copyright © 1996-2015 Александр ЛЯХОВ

LiveInternet Rambler's Top100