Главный редактор

Поэзия и проза Казахстана



О ПРОЕКТЕ

ТОЧКА ОТСЧЕТАИВАН ВАСИЛЬЕВОПУСЫ-4

Старый блокнот, или Неполученная Нобелевская премия

Наверное, каждого человека, листающего свою старую записную книжку, охватывает масса чувств. Каждая строчка вызывает в памяти лица и события, многие из которых уже практически стёрлись в памяти. Одни воспоминания цепляются за другие, и ты погружаешься в мир прошлого, в тот мир, который уже исчез. Многое, что тогда казалось важным и даже жизненно необходимым, кажется теперь мелочным и второстепенным. И становится жалко, что что-то не записал, не сделал, забыл… Об одной такой записи мне и хочется рассказать.

Эта история началась за десять лет до того, как я сделал эту запись. Я уже отработал первый год после окончания института инженером на самом крупном радиолокаторе полигона Сары Шаган на берегах озера Балхаш в Казахстане. На наш объект приехало несколько молодых выпускников Московского энергетического института. Один из них привёз с собой большое количество институтских конспектов, искренне считая, что они помогут ему в работе. Мы жили в одной гостинице, и по вечерам я периодически заставал его за перелистыванием своих тетрадок. Через несколько месяцев он перестал зачитываться конспектами, но всё это время его тяга к ним являлась для нас поводом для дружеского подтрунивания. Особенно сильно его задевало, когда кто-нибудь из нас, таких же инженеров и молодых специалистов, в разговоре с ним допускал какую-нибудь техническую или научную неточность. Тогда он открывал один из конспектов и горячо доказывал нам свою правоту. Так продолжалось до тех пор, пока он не сообразил, что мы так подшучивали.

Одной из таких затянувшихся шуток стала дискуссия о том расширяется Вселенная или нет, которую я инициировал. Честно говоря, мне в то время было абсолютно наплевать на верность тех или иных космогонических моделей, но я начал дискуссию и мне нужно было придумывать аргументы в пользу своей версии. Надо сказать, что теория Большого Взрыва основывается на экспериментальных наблюдениях за спектрами звёзд. Астрономами была выведена зависимость изменений частот этих спектров в зависимости от расстояния до звёзд. Чем больше были эти расстояния, тем сильнее изменялись частоты. Так как сдвиг частот проще всего объяснялся эффектом Доплера (изменение частоты в зависимости от скорости приближения или удаления источника сигнала), то наиболее простой моделью, когда все объекты во Вселенной удаляются друг от друга – была модель взрыва. Именно при взрыве, разлетающиеся во все стороны частички, занимая всё больший и больший объём, всегда удаляются друг от друга.

Сейчас то я знаком с несколькими альтернативными объяснениями наблюдаемых сдвигов спектров, но тогда в голову смогла придти только одна – потеря квантами света энергии при прохождении через какие-либо силовые поля. Природа этих полей для дискуссии была не важна. Важно было то, что энергия кванта света прямо зависит только от его частоты. И если квант, по какой либо причине, свою энергию терял, то должна была снижаться его частота. А чем дольше путь этого кванта через эти поля, то тем сильнее сдвиг частоты.

Дискуссия эта продолжалась около недели, а потом прекратилась, потому что мы просто исчерпали свои "аргументы". Но некоторые из них остались в моей памяти. Иногда я использую их и сейчас, общаясь со студентами или молодыми инженерами. Например, обращая внимание на разный цвет Солнца утром и вечером, и связывая это с вращением Земли. Конечно, это просто шутка, но интересно смотреть на то, как молодые люди пытаются дать объяснения этому явлению. Доказать то, что изменение цвета звёзд от расстояния не связано с эффектом Доплера в лабораторных условиях казалось не возможным. Ведь слишком малы сдвиги частот для размеров лабораторий. А ведь экспериментальное подтверждение данного эффекта – это, безусловно, претензия на Нобелевскую премию…

Прошло лет восемь. Мы стали уже опытными инженерами. По роду работы мне всё больше приходилось работать с программистами, разрабатывая для них алгоритмы программ для тестирования характеристик радиолокатора. И тут мне пришла в голову мысль, что я могу экспериментально проверить эффект "усталости света". Ведь точность измерения сдвига спектра в оптической области достаточно малая, а спектры радиосигналов можно измерять в сотни тысяч раз точнее. Значит, нужны значительно меньшие расстояния между источником сигналов и их приёмником. А стандартной проверкой работоспособности радиолокатора является приём им своих собственных сигналов, отражённых от специальных уголковых отражателей находящихся на некотором удалении от локатора. Если частота принятого сигнала совпадёт с частотой отражённого, то эффекта "усталости света" нет. А вдруг будет отличаться?..

Конечно, я понимал, что затея эта бесперспективная. Но простота её реализации подкупала. Нужно было просто измерить "скорость движения" нескольких уголковых отражателей. Доплеровские фильтры радиолокатора предназначены были для измерения больших скоростей самолётов и ракет, то есть относительно больших сдвигов спектра. Но я мог увеличить количество замеров и усреднить их. Я мог усреднить до ста тысяч измерений, практически не мешая ходу обычных работ. А это могло повысить точность измерений более чем в 300 раз.

И вот наступило 22 февраля 1990 года, когда я смог впервые измерить скорость движения уголкового отражателя. Цифры просто поразили меня… Уголковые отражатели двигались! И чем они были дальше, тем скорость была больше. С учётом калибровочной поправки отражатель, находившийся на расстоянии 17707 метров "убегал" со скоростью 4,59 метра в секунду, а удалённый на 24751 метр – уже 15,01 метра в секунду. При этом доверительный интервал был около 2 метров в секунду.

Несколько кандидатов наук из числа разработчиков нашего локатора, которым я показал результаты, советовали поискать методическую ошибку в организации измерений и повторить их. К сожалению, этого сделать я уже не смог. Как раз в это время я окончательно распрощался с локатором, на котором проработал 9 лет. Я получил направление на другой объект, который находился в Таджикистане на горе Санглок, над красивым водохранилищем Нурекской ГЭС.

После распада Советского Союза, когда дебатировался вопрос о возможности использования радиолокаторов полигона Сары Шаган в интересах развития научных исследований в Казахстане. Я пытался уговорить Марата Баекенова, первого директора Национального центра по радиоэлектронике и связи Республики Казахстан о включении этой темы в программу научных исследований. Но, от научного использования объектов полигона Казахстан тогда отказался. А жаль… Прошли годы и я сам защитил кандидатскую диссертацию, конечно, по другой теме, но какой учёный не мечтает о Нобелевской премии?

Иван Васильев

PROZA.KZ

« в начало

карта сайта

письмо редактору

поиск по сайту

о проекте

наверх »

Copyright © 1996-2015 Александр ЛЯХОВ

LiveInternet Rambler's Top100