Главный редактор

Поэзия и проза Казахстана



О ПРОЕКТЕ

ТОЧКА ОТСЧЕТАИВАН ВАСИЛЬЕВОПУСЫ-4

Только не бросай меня в терновый куст

Произошла эта история со мной, когда я, будучи уже студентом старшекурсником, приехал после летних каникул из родительского дома в Рязань, где я учился в Рязанском радиотехническом институте. Приехал я не к первому сентября, а на недельку попозже, так как перед началом учебного года очень трудно было приобрести авиабилет из Балхаша до Москвы. К тому же возможность лишних несколько дней провести у родителей перевешивала опасения быть наказанным за нарушение учебной дисциплины.

Каково же было моё удивление, когда я, добравшись до общежития, узнал, что никого из моих одногруппников там нет. Оказалось, что их всех отправили на сельхозработы. Вообще-то практика посылки студентов в "колхоз" была обычным явлением. Но, обычно посылали туда студентов младших курсов, а старшекурсников трогали реже. Перспектива ехать в деревню на уборку картошки меня, откровенно говоря, не очень радовала. Мне хотелось встретиться с друзьями, но я готов был дождаться их возвращения в Рязань. Моё появление в колхозе ни на минуту не могло ускорить окончания уборки урожая, которая заканчивалась только после выпадения снега. И я стал думать каким образом я смог бы задержаться в Рязани.

Однажды, когда я был студентом второго или третьего курса, мне удалось не поехать на битву за урожай. В этот год на базе нашего института проводились всероссийские студенческие соревнования по "охоте на лис". Это такой вид спорта, в котором участники с помощью радиоприёмников должны за наименьшее время найти спрятанные в лесу радиопередатчики (лисы). Для обслуживания этих соревнований были мобилизованы не только студенты из секции охоты на лис, но и из других спортивных секций, знающих азбуку Морзе, и могущих работать радиотелеграфом на передатчиках лис. Среди них был и я, занимавшийся радиоспортом на коллективной радиостанции. После окончания соревнований и до возвращения моих товарищей меня не послали в колхоз, а устроили в институте работать электриком, ремонтировать освещение в аудиториях. Бывали и другие причины, когда отдельных студентов не направляли на сельхозработы. Я начал прорабатывать все варианты, стараясь как можно дальше держаться от деканата.

Время у меня было не больше двух-трёх дней, так как я был в списке студентов, не явившихся к началу учебного года, и наш комендант общежития обязана была сообщить в деканат о моём появлении. Начал я с похода по кафедрам, на которых мне приходилось подрабатывать лаборантом во время учёбы. Все преподаватели, ахая и охая, жаловались на то, что из-за какой-то команды областного начальства на уборку отправили не только студентов, но и большинство преподавателей. И, хотя они и нуждались в рабочих руках, сделать для меня они ничего не могли.

Я не унывал. Особую надежду я возлагал на руководителя энергохозяйства института, у которого, когда он ещё был бригадиром электриков, я занимался ремонтом освещения. У нас сложились хорошие отношения после того, когда я придумал, как чинить "гудящие" лампы дневного света с помощью удара молотка. Это не только существенно подняло нашу производительность, но и привело к достаточно большой экономии запасных частей. Но, увы, и он не смог ничего сделать, хотя искренне хотел помочь. Мои шансы остаться в Рязани катастрофически снижались. И совсем я загрустил, когда узнал у знакомых студентов, рывших что-то между общежитиями, что и их, после окончания рытья, через несколько дней отправляют на картошку.

У меня оставался последний вариант. Военная кафедра. Последним он был потому, что здание военной кафедры находилось не рядом с нашим основным корпусом и студенческим городком, а на другом конце города. Туда нужно было ехать на троллейбусе. Морально я был уже готов признать свою неудачу и ехать к товарищам. Но хотелось использовать все шансы.

Побеседовав с капитаном Батищевым и другими офицерами и поняв объём работ, который надо было сделать им до возвращения студентов, я направился к начальнику цикла полковнику Петрову. Не знаю, почему специализации на военной кафедре назывались циклами. Наверное, это было как-то связано с циклами обучения или циклом занятий. Не важно. Важно было то, что полковник Петров, напоив меня чаем, также сказал, что не сможет мне помочь. Ему срочно нужно было вводить в строй класс радиотелеграфистов, а рабочих рук не хватало. Он отказался ходатайствовать перед деканатом об оставлении меня в Рязани для работ на военной кафедре. Тем не менее, он выразил готовность заверить декана моего факультета в том, что я им необходим, если тот запросит.

Оставалось придумать, как организовать такой запрос. Мои отношения с нашим деканом Судаковым, мягко говоря, были далеко не лучшими. Они не сложились с первого курса. В конце концов, это закончилось тем, что он не дал мне получить диплом с отличием, несмотря на мой достаточно высокий средний бал, и остаться после института на кафедре для обучения в аспирантуре и защиты диссертации. У меня не было иллюзий в том, что декан хоть в чём-то пойдёт мне навстречу. В троллейбусе, пока я возвращался в институт, я напряжённо думал о том, что мне предпринять. И тут пришла на ум сказка о братце Лисе и братце Кролике. Нужно было убедить декана, что я не хочу работать у полковника Петрова!

Я решительно вошёл в приёмную декана и попросил у секретаря пропустить меня к нему, предварительно выяснив населённый пункт, куда направили мою студенческую группу. Войдя к декану, я сразу же услышал от него все, что он думает про меня – разгильдяя, не желающего ехать помогать Родине убрать урожай. Дослушав до конца, я стал горячо его убеждать в том, что у меня и мысли нет о том, чтобы бросить Родину в беде в этот тяжёлый момент. Я показал ему, что уже взял адрес, по которому мне нужно ехать. Заверил его, что уже сегодня же моей ноги в Рязани не будет, если он отобьёт меня у полковника Петрова, который хочет, чтобы я доделал учебный класс телеграфистов, монтаж которого я делал во время предыдущего учебного года. Я говорил о том, что полковник Петров не имеет права меня оставлять в Рязани, и о том, как я хочу скорее увидеть друзей. Очевидно, я был достаточно убедительным, тем более, что всё это было абсолютной правдой, кроме того, что Петров встретил меня случайно. Рука Юрия Ивановича Судакова потянулась к телефону. Несколько минут разговора с Петровым, который привёл массу аргументов, подтверждающих то, что я им очень и очень нужен. И вопрос был решён… "Если через пол часа Петров мне не подтвердит, что ты приступил к работе, то я не знаю, что с тобой сделаю!", - грозно сказал декан, и я пулей вылетел из кабинета.

Может быть, он мне дал не пол часа, а чуть больше. Не помню точно. Но времени мне хватило в обрез. Когда я зашёл к Петрову, он, улыбаясь, сказал: "Не знаю, как у тебя получилось, но я очень доволен, так как ты нам нужен". Поблагодарив полковника, я попросил срочно позвонить Судакову и пошёл переодеваться в рабочую одежду. Класс мы сделали вовремя. Работы было много, и я работал с удовольствием. Конечно я не получал дополнительную оплату, а только стипендию. Но я смог удержаться в Рязани. Сказка – ложь, да в ней намёк…

В любви любящим и любимым
Любовной любостью любя
Желаю, чтоб не получилось
Недолюбить перелюбя

Любимых люб лелеять любо,
Любовью ласково любить,
В любви любящимся желаю:
Влюбившись – не перелюбить

Иван Васильев

PROZA.KZ

« в начало

карта сайта

письмо редактору

поиск по сайту

о проекте

наверх »

Copyright © 1996-2015 Александр ЛЯХОВ

LiveInternet Rambler's Top100