СВОЙ КРЕСТ
Избранная поэзия
1997
Мама
Друзьям
1996
Птичка в клетке
«Все честь по чести, чин по чину…»
Девочка Луна
1995
«Еще одна подведена черта…»
«Кривотолки, кривотолки…»
«Я – словно плитка пластилина…»
Перевод с французского
Одиночество
Симфония любви
1994
«Жить осталось на паpу лет…»
Белка в колесе
«Хочу покоя. Вечного покоя…»
«И все же есть, наверно, Бог!..»
Памяти Володи Гончикова
«Лошадка–Время понеслась галопом…»
Памяти СССР
1993
Хобби
«Мне не надо ни наград, ни почестей…»
«Кто верит в добрые слова…»
Псевдофилософия у открытого окна
«Когда тоска под горло комом…»
1992
«Легко говорить, когда сбиты прицелы…»
«А может, это все–таки любовь?..»
Любовный треугольник
«Мой милый друг, сочтемся славой…»
Еще один день
1991
«Чем бы дитя ни тешилось…»
Суета всех сует
«Я поймал в свои сети…»
«Я, наверно, очень болен…»
«Не могут люди жить без сплетен…»
1990
Время Икс
Чего ты стоишь
Кино
«Я на любовь растратил столько слов!..»
Женщина дня
Мелочи жизни
1989
Быть самим собой
«Любая слава – бочка меда…»
«Теперь ты – мой заклятый друг…»
Девочка Икс
Гадалка
«Держи меня, пока тебе я нужен…»
«Нас мертвые не просят ни о чем…»
Мне дали слово
Отцы и дети
1988
Талант
Памяти Александра Башлачева
Белая зависть
В плену открытых дверей
«И в самом деле, грех шутить со смертью…»
Мини–рецензия на некоторые окололитературные изыскания
Мужчины
Серые таланты
«Мне надо спешить…»
Совестные люди
«Бросаем камнями друг в друга…»
1987
Как хочется…
«А может, правда – не судьба…»
«Мы часто к отступающим строги…»
Телеграмма
Если женщина не права…
«Я что–то делаю не так…»
Чего я стою?
Баран и Кот
Умейте посмеяться над собой
Вера
«У смерти нету круглых дат и юбилеев…»
Шахматно–любовная горячка
1986
Детскими глазами
Невеста
«Я умру не от старости, не от боли…»
Дуре с фигурой
 
БУКЕТ ПОСВЯЩЕНИЙ
Лирический цикл

АЙНАЛАЙЫН
Лирический цикл

ОСКОЛКИ САМОГО СЕБЯ
Цикл краткостиший

МЫСЛИ ВСЛУХ
Мудрые, мудрёные и вообще безо всякой мысли

РОГА И КОПЫТА
И прочее ироническое утильсырьё

СЦЕНАРИИ
Кино и скетчи

ЛУЧШИЙ ХОСТИНГ КАЗНЕТА


 

СВОЙ КРЕСТ
Избранная поэзия

Cвой крест старательно влача,
чтоб быть потом на нём распятым,
хриплю: "Ну что же вы, р–р–ребяты!
Вместо врача мне – палача…"

***

Легко говорить,
когда сбиты прицелы
с миллионов наставленных на тебя стволов.
И что за доблесть
остаться целым,
когда прекращен повсеместный отлов,

когда на тебя
ни флажков, ни загонщиков,
ни даже недоброго слова вслед…
Тебе ни понять,
ни поверить не хочется,
что не приставлен к виску пистолет, –

и ты все ищешь
на белом красное
и рвешься за убранные флажки…
Свободу тоже
встречают по–разному
в неволе выросшие щенки.
1992  

***
                   Гульмайpе Хаким–кызы

А может, это все–таки любовь? –
Мучительна невольная разгадка.
И снова в трудный спор сама с собой
моя душа вступает для порядка.
А может, просто поспешил я сам
в тебе от одиночества укрыться,
но – как одноименным полюсам –
нам никогда в обьятиях не слиться.
И мне ночами долгими не спиться,
я голову ломаю, в чем же суть? –
Разделены невидимой границей,
через которую нам не перешагнуть,
лишь ОТ и ДО, и все, ни шагу ЗА.
Висят на нас условностей вериги.
Мы прячем по–предательски глаза,
плетя свои нехитрые интриги.
Мы не молчим, но пустоцветье слов
не наслаждает нам ни ум, ни сердце.
Зачем же, не надеясь на улов,
мы вновь и вновь раскидываем сети?
Зачем же врем друг другу и себе,
считая ложь свою святой и чистой?
Hе лучше ли довериться судьбе,
а там, что будет, то пусть и случится…

Просчитывая все свои ходы,
как часто упускаем мы из виду:
любовь боится только ерунды,
и не от боли плачет, – от обиды.
Как часто, видя в небе журавля,
предпочитаем мы в руках синицу,
чтобы всю жизнь свою затем виниться,
благоразумье давнее прокляв…
1992  

ЛЮБОВHЫЙ ТРЕУГОЛЬHИК

Любовный треугольник…
Сюжет, как мир, не нов.
Стою я, словно голенький,
в одном из трех углов.

Как нашкодивший школьник,
вдруг ставший палачом.
В "Бермудский треугольник"
любовный превращен.

Hа воле стал невольником,
но как?! – Hе взять мне в толк.
Любовным треугольником
обложен, словно волк.

Мне б за флажки – и в хвойники!
Hо – сам себя боюсь –
в любовном треугольнике,
как в паутине, бьюсь.

Hу что ж, смирюсь покойненько.
Пусть будет все, как есть…
В любовном треугольнике
мой угол номер шесть.
1992  

***

Мой милый друг, сочтемся славой –
такою сладкою отравой.

Мой милый друг, сочтемся словом –
еще одним звеном к оковам.

Мой милый друг, сочтемся браком –
не привыкать нам к новым дракам.

Ты – неприкаян, я – непризнан.
Мой милый друг, сочтемся жизнью –
единственным, что нам осталось…

Мы умерли? – Какая жалость…

ЕЩЕ ОДИН ДЕНЬ

еще один день – и опять не с тобой
еще один день – и мне страшно за ночь
еще один день – мной проигранный бой
еще один день – нам уже не помочь
еще один день – мной захлопнута дверь
еще один день – за твоею спиной
еще один день – ты вернись и поверь
хотя б один день но останься со мной

я тебя умоляю еще один день 
ты холодной рукою не трогай
я кричу но чужая безмолвная тень
мне уже переходит дорогу

еще один день – одиночества крест
еще один день – я несу за спиной
еще один день – чтоб я снова воскрес
еще один день но останься со мной
еще один день – а потом наплевать
еще один день – уходи навсегда
еще один день – но запомнит кровать
ту ночь когда ты прошептала мне да

этот день что напрасно прошу у тебя
раньше б я получил без труда но
даже миг ты не можешь мне дать не любя
даже миг ну а день и подавно
1992  

PROZA.KZ
 
Copyright © 1996–2015 Александр ЛЯХОВ

LiveInternet Rambler's Top100