"На братских могилах не ставят крестов…"

20 июня 2014 г. © Александр ЛЯХОВ

Своих родных дедов я никогда не видел. Да и не мог видеть, поскольку лишился их задолго до своего рождения: Павел Петрович Ляхов умер в 1938 году от двустороннего воспаления лёгких и похоронен на деревенском кладбище в Поповке, Александр Стефанович Толстяков не вернулся с Великой Отечественной войны - погиб в 1943-м. А в мае 2014 года мне довелось побывать на месте его последнего упокоения…

ФОТО    Каждая фотография является ссылкой на большое (1024 пиксела по ширине или высоте) изображение - благодаря скрипту fancyBox.

Деревня Старая Кисловка лежит примерно на середине пути из Лесного до Поповки (см. фотореп "Прощание с Поповкой"). И сколько я себя помню, помню и увенчанный красной железной звездой скромный памятник, на четырёх гранях которого можно видеть сейчас имена 133-х моих земляков - жителей деревень Старая Кисловка, Новая Кисловка, Лагутовка и Поповка, сложивших свои головы на фронтах Великой Отечественной. Среди них есть и тот, в честь которого я получил своё имя - отец моей мамы Александр Стефанович Толстяков…

Моей бабушке Елизавете Евменовне наверняка приходила похоронка о том, что её муж "в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит…", вот только извещение это не сохранилось. Зато сейчас есть интернет, где на сайте Обобщенного банка данных (ОБД) "Мемориал" можно видеть заполненное обычным карандашом донесение о безвозвратных потерях 350 стрелкового полка 96 стрелковой дивизии, из которого следует, что красноармеец Толстяков Александр Стефанович, стрелок, беспартийный, 1897 года рождения, уроженец д. Поповка Суражского района Орловской области, убит 13 ноября 1943 года юго-восточнее деревни Хальч.

Эти же фамилии, что на старокисловском памятнике, плюс многие-многие тысячи других есть и в "Книге памяти" Брянской области, изданной в 1995 году.

Вот на страницах 269 и 270 старшие братья другой моей бабушки - Матрёны Михайловны Ляховой (в девичестве - Ивантей): Кузьма Михайлович Ивантей, пропавший без вести в июле 1941 года, и Николай Михайлович Ивантей, убитый в первый день 1944-го…

Вот на странице 309 дядя моего отца Василий Петрович Ляхов, призванный в ряды РККА 28 сентября 1943 года и пропавший без вести в марте 1944-го…

И, наконец, на странице 381 он - Александр Стефанович Толстяков. У него, как и у многих других в этой книге, в конце записи пометка: "Похоронен: д. Хальч Веткинского р-на Гомельской обл.".

"Мы за ценой не постоим!"

Мой родной Сураж был освобождён от фашистских захватчиков 25 сентября 1943 года, Ветка — тремя днями позже (см. "Первым всегда трудно" П.И. Кириченко). Почему же деревня Хальч, которую лишь река Сож отделяет от районного центра и чуть больше сотни километров - от Суража, вновь стал советским только 15 ноября и стоил жизни многим тысячам наших воинов?

В Википедии Гомельско-Речицкой наступательной операции посвящена отдельная статья. И здесь обращает на себя внимание следующая характеристика - "Потери":

Потери   РККА     Вермахт  
Безвозвратные   21 650 3 150
Санитарные   66 556 12 013
Пленные/Пропали без вести   2 125
Общие 88 206 17 288

Откуда такая разница в цифрах? А дело в том, что по реке Сож проходил "Восточный вал" (Panther-Stellung) - стратегический оборонительный рубеж немецких войск, преодолеть который в это время года в районе Гомеля представлялось практически невозможным: высокий западный берег, на котором укрепились войска группы армий "Центр", и низкий восточный, заболоченный многочисленными рукавами и притоками Сожа, из-за чего нельзя подтянуть тяжёлую артиллерию и бронетанковую технику, а постоянные туманы и дожди мешают использовать авиацию. Но "нам нужна одна победа, одна на всех - мы за ценой не постоим"! И не стояли…

Вот какой материал за подписью Владимира Тейкина я прочёл в газете "Голос Ветковщины" от 8 мая 2009 года:

При освобождении Ветковщины от немецко-фашистских захватчиков особенно кровопролитные бои шли у деревни Хальч. На площадке немногим больше квадратного километра укрепились части 53-го стрелкового корпуса советских войск. С этого плацдарма 12 ноября 1943 года наши воины преодолели первую линию обороны противника и ворвались в Хальч. Однако понесли большие потери и были остановлены врагом. Лишь получив подкрепление, через три дня вновь перешли в наступление. 15 ноября 1943 года Хальч был освобождён от немецких оккупантов.

Вот как об этом событии вспоминает житель деревни Хальч Александр Иванович Желтоногин: "Особенно горячие бои развернулись в районе церкви и попова сада. Противник создал мощную оборону. Она состояла из трёх полос с многочисленными дотами и дзотами. Девять раз враг переходил в контратаки. Помнится, при освобождении Хальча был момент — дня три-четыре, — когда в деревне не было ни немцев, ни красноармейцев: немцы отступили, а красноармейцы, видимо, ожидали подкрепление. Потом немцы снова ринулись в бой. Земля и небо вскипали от взрывов снарядов. После боёв не уцелело практически ни одного дома. Часть из них сгорела в бомбёжках, остальные дома поджигали вражеские солдаты. Стояла разрушенной церковь. Улицы вдоль и поперёк были перекопаны траншеями. Воронки от бомб и снарядов не давали возможности пройти и двух метров. На каждом шагу попадались миномёты, стрелковое оружие, колючая проволока. Кругом — множество трупов".

При освобождении деревни, по неполным данным, погибло более тысячи красноармейцев. Их трупы, по весне 1944-го, плыли по реке Сож сплошным потоком. И потом ещё многие годы на полях и лугах вдоль линии обороны белели останки участников боёв.

Только суражан на ветковской земле полегло более тысячи, причём, судя по рассказам тех, кто хоронил их весной 1944 года, многие из новобранцев гибли в домашней одёжке и обувке… Всего же войска Белорусского фронта (командующий - генерал армии К.К. Рокоссовский) потеряли в ходе Гомельско-Речицкой операции 21 650 человек убитыми (2,6% от личного состава фронта) и 66 556 ранеными (8,7%). Что же касается бравшей Хальч "в лоб" 11 армии под командованием генерала-лейтенанта Героя Советского Союза И.И. Федюнинского, то она поредела настолько, что в декабре 1943 года была расформирована, а её части переданы в состав 48-й и 63-й армий.

"Никто не забыт, ничто не забыто!"

23 мая 2014 года мне пришлось по своим делам прокатиться в Гомель - и на обратном пути я не мог не завернуть в деревню Хальч. Дорога от областного центра оказалась не долгой: уже через полтора десятка километров, проехав Поколюбичи, Калинино и Золотой Рог, я увидел нужный мне дорожный указатель.

Первое упоминание о деревне Хальч в письменных источниках датируется 1437 годом, когда великий князь литовский Свидригайло Ольгердович подарил здешние места Павлу Мишковичу, от которого и пошёл шляхетский род Халецких. После Отечественной войны 1812 года, в которой Халецкие поддержали Наполеона, конфискованное у них имение было продано с торгов представителю другого шляхетского рода - Войнич-Сяноженцких (по-польски - Wojnicz-Sianożęcki). Ну, а после революции хозяевами стали все, то есть, никто.

Спросив у местных дорогу к военному мемориалу, сворачиваю с главной улицы влево - и по улице Первомайской следую метров 700 до пересечения с улицей Садовой. Здесь поворачиваю направо и очень быстро оказываюсь у братской могилы, по соседству с которой высится деревянная часовня. Построенная из брёвен брянского леса на средства, собранные жителями двух районов Брянской области - Суражского и Красногорского, часовня была торжественно открыта 17 августа 2003 года.

Увы, пересмотрев несколько раз колонки фамилий на бетонных плитах, нужной мне не нахожу…

Пришлось выяснять место другого захоронения в местном магазинчике. После чего сразу за светло-зелёным домиком с табличкой "ул. САДОВАЯ, 60" сворачиваю налево - и через сотню-другую метров упираюсь в металлический забор. Ворота закрыты на замок. Оставляю автомобиль, перелезаю через забор, иду по дороге к так называемому "панскому дому" и нахожу то, что искал…

Долго вглядываться в колонки фамилий не пришлось: вот оно в шестом столбце второе сверху справа от памятника - "ТОЛСТЯКОВ А.С.".

Кстати, благодаря подвижнической деятельности жителя соседнего с Веткой Добруша майора запаса Николая Басенкова и его коллег по форуму поисковиков "Брянский фронт", я узнал, что упомянутый выше брат моей бабушки Николай Михайлович Ивантей также воевал в здешних местах - в составе 2-й отдельной штрафной роты 11 армии (куда попал не за какие-то воинские прегрешения, а просто потому, что два года находился на оккупированной территории). Более того, был представлен к медали "За отвагу".

Пространство за мемориалом заросло густой и высокой травой, ещё не высохшей после дождя, поэтому, добравшись с опаской до забора, фотографирую противоположный, "советский" в годы войны, берег и возвращаюсь назад. Чтобы полюбоваться видом "панского дома"…

В начале XIX века на северо-западной окраине деревни Хальч на высоком берегу реки Сож был построен в стиле классицизма дворец, ряд хозяйственных построек и разбит пейзажный парк.

Интересной особенностью дворца является то, что его первый этаж сделан из кирпича, второй - деревянный, но благодаря единообразной отделке и колоннам с пилястрами здание и по сей день выглядит цельным.

А как оно выглядело почти полторы сотни лет назад, можно судить по зарисовкам, сделанным во время путешествия по Гомельщине в 1877 году великим польским просветителем Наполеоном Ордой.

Ещё раз постояв молча у мемориала, перелезаю снова через забор, сажусь за руль и уже знакомым путём возвращаюсь на главную дорогу. Переезжаю по длинному мосту через Сож, останавливаюсь и бросаю последний взгляд в сторону лежащей за рекой деревни Хальч. А мой путь лежит через Ветку на Добруш и дальше - через белорусско-российскую границу, Злынковский, Новозыбковский и Клинцовский районы Брянщины - в Лесное.

Одна на всех Победа

Всё моё детство прошло под знаком Великой Победы: я видел инвалидов этой самой войны - безруких и безногих, я общался с ветеранами, у которых тогда ещё было больше боевых наград, нежели юбилейных, я зачитывался книгами о войне - художественными и мемуарными, до слёз сопереживал героям фильмов о войне, слушал и сам пел военные песни…

Вот почему я не понимаю и не принимаю отстранённого или, того хуже, неприязненного отношения к празднику 9 Мая и к памяти погибших в Великой Отечественной войне не где-то "там", а здесь, "у нас". Пусть давно нет страны, объединявшей в единое целое 15 нынешних суверенных республик, но та Великая Победа будет оставаться одной на всех. По крайней мере, пока живут среди нас фронтовики, пока помнят о подвигах своих дедов и отцов их дети, внуки и правнуки, пока песня "День Победы" значит для кого-то гораздо больше, нежели просто парадный марш…

Маленькая станция Подбедня ничем не отличается от многих других станций России. В годы Великой Отечественной здесь шли жестокие бои. А теперь сюда съезжаются родные тех, кто не дожил до Победы…

Этими словами начинается в Википедии синопсис одного из самых пронзительных фильмов о войне - "Аты-баты, шли солдаты…". Фильма, при просмотре которого всякий раз у меня на глаза наворачивается слёзы. Фильма, снятого замечательным актёром и режиссёром Леонидом Быковым почти 40 лет назад, но которому именно сейчас хорошо было бы устроить всесоюзный показ - вместо имперского "Сталинграда" Бондарчука-младшего.

Оставить комментарий:   HORDE.KZ  на Horde  |  FACEBOOK  в Facebook

Фоторепы

Партнёр


АЛМА-ТВ - ЛИДЕР КАЗАХСТАНСКОГО РЫНКА КАБЕЛЬНОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ И ПЕРЕДАЧИ ДАННЫХ

Блог Дяди Шала

О чём пишу

Разное

Реклама