СВОЙ КРЕСТ
Избранная поэзия
1997
Мама
Друзьям
1996
Птичка в клетке
«Все честь по чести, чин по чину…»
Девочка Луна
1995
«Еще одна подведена черта…»
«Кривотолки, кривотолки…»
«Я – словно плитка пластилина…»
Перевод с французского
Одиночество
Симфония любви
1994
«Жить осталось на паpу лет…»
Белка в колесе
«Хочу покоя. Вечного покоя…»
«И все же есть, наверно, Бог!..»
Памяти Володи Гончикова
«Лошадка–Время понеслась галопом…»
Памяти СССР
1993
Хобби
«Мне не надо ни наград, ни почестей…»
«Кто верит в добрые слова…»
Псевдофилософия у открытого окна
«Когда тоска под горло комом…»
1992
«Легко говорить, когда сбиты прицелы…»
«А может, это все–таки любовь?..»
Любовный треугольник
«Мой милый друг, сочтемся славой…»
Еще один день
1991
«Чем бы дитя ни тешилось…»
Суета всех сует
«Я поймал в свои сети…»
«Я, наверно, очень болен…»
«Не могут люди жить без сплетен…»
1990
Время Икс
Чего ты стоишь
Кино
«Я на любовь растратил столько слов!..»
Женщина дня
Мелочи жизни
1989
Быть самим собой
«Любая слава – бочка меда…»
«Теперь ты – мой заклятый друг…»
Девочка Икс
Гадалка
«Держи меня, пока тебе я нужен…»
«Нас мертвые не просят ни о чем…»
Мне дали слово
Отцы и дети
1988
Талант
Памяти Александра Башлачева
Белая зависть
В плену открытых дверей
«И в самом деле, грех шутить со смертью…»
Мини–рецензия на некоторые окололитературные изыскания
Мужчины
Серые таланты
«Мне надо спешить…»
Совестные люди
«Бросаем камнями друг в друга…»
1987
Как хочется…
«А может, правда – не судьба…»
«Мы часто к отступающим строги…»
Телеграмма
Если женщина не права…
«Я что–то делаю не так…»
Чего я стою?
Баран и Кот
Умейте посмеяться над собой
Вера
«У смерти нету круглых дат и юбилеев…»
Шахматно–любовная горячка
1986
Детскими глазами
Невеста
«Я умру не от старости, не от боли…»
Дуре с фигурой
 
БУКЕТ ПОСВЯЩЕНИЙ
Лирический цикл

АЙНАЛАЙЫН
Лирический цикл

ОСКОЛКИ САМОГО СЕБЯ
Цикл краткостиший

МЫСЛИ ВСЛУХ
Мудрые, мудрёные и вообще безо всякой мысли

РОГА И КОПЫТА
И прочее ироническое утильсырьё

СЦЕНАРИИ
Кино и скетчи

ЛУЧШИЙ ХОСТИНГ КАЗНЕТА


 

СВОЙ КРЕСТ
Избранная поэзия

Cвой крест старательно влача,
чтоб быть потом на нём распятым,
хриплю: "Ну что же вы, р–р–ребяты!
Вместо врача мне – палача…"

ТАЛАНТ
                   Евг. Евтушенко

Талант пробьёт себе дорогу…

А если всё же не пробьёт? –
Если ему подставят ногу,
и он под ноги упадёт?
Если его в грязи затопчут,
не дав и голову поднять?
Или же сам он не захочет
себе дорогу про–би–вать? –
Уйдёт в сторонку, чтоб без злобы
и суеты прожить свой век,
лишь после смерти своей чтобы
стать притчей во языцех всех…

У наглости свои резоны,
но не по мне, чего скрывать,
талант творить, вооружённый
талантом двери выбивать.
1988  

ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА БАШЛАЧЁВА (1960–1988)

                   1
Мне в поэты рано – слишком я молодой,
слишком мало мной бумаги исписано.
Вот наступит время: обрасту бородой
и макушку украшу лысиной,
стану работником физического труда,
а попросту говоря – дворником,
и стихи свои буду встречать тогда
по большим и маленьким сборникам.
Вот тогда меня вставят в писательский хор,
назовут "в свое время не понятым",
напечатают перыую книжку моих стихов
и квартиру дадут в две… нет, в три комнаты,
мне дадут трибуну и микрофон,
предложат поездку в Париж или Геную,
и критик, что с грязью мешал, и он
признает каким–никаким, а гением…

А впрочем, поэты мало живут – это факт,
так что грош цена такому пророчеству.
Кто знает, что ждёт меня – пуля или инфаркт,
или  п о л ё т  с высоты одиночества?
И кажется мне, что не знает никто,
кроме Бога, пожалуй, которого нету…
Ухожу не прощаясь, подайте пальто
молодому и смертельно талантливому поэту.

                    2
Случайности так часто не случайны.
Жизнь медленно заводит нас в тупик,
когда в раскладе карт одно отчаянье,
и самый главный козырь – дама пик,
когда тревожно кровь стучит в висок нам,
и совесть с чувством страха на ножах,
когда для нас открыты только окна
на самых верхних в доме этажах…
1988  

БЕЛАЯ ЗАВИСТЬ
                   Алмату Жусупалиеву

Я завидую белой завистью
лишь талантливым и бездарным –
тем, кто в новое первым вгрызается,
тем, кто в задним рядах на старте.
Ты талантлив? – первым ломай хребет!
Бесталанен? – клячей обозною…
"Золотой середины" нет,
как серебряной нет и бронзовой.
Середина – безликий фон.
Посредине – считай, в офсайде.
Поимённы лишь чемпион
и аутсайдер.

Чемпион – потому что он чемпион,
и этим, пожалуй, всё сказано…
В его честь – рукоплещет, встав, стадион,
в его честь – мадригалы заказаны,
в его честь – фимиам поклоненья и лести,
в его честь – над планетой победные вести,
в его честь – столько благ, что не сразу и счесть их,
в его честь – мы прощаем отсутствие чести…

И последним бывают не меньшие почести,
и в их честь слагают поэмы и повести…
Что толкает последних – прошлых и нынешних –
к ней, уже не победной, ленточке финишной?
Впрочем, ленточки нет, что и не удивительно –
остаётся она на груди победителя.

Финишируем мы для славы, для денег ли
от победного взлёта до злого падения,
но – хотите того иль того не хотите вы –
в жизни нет побеждённых и нет победителей.

Жизнь моя – не урод, не красавица,
но мечтаю порой во сне,
чтобы в будущем белой завистью
позавидовал кто–то мне…
1988  

В ПЛЕНУ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ
                   Константину Кинчеву, лидеру рок–группы "Алиса"

Я сегодня один.
Я свято блюду свою честь,
хотя вряд ли похож
на того, у кого она есть.
Я сажусь у окна.
Я смотрю, как паук плетет сеть.
Эй, послушай, мой новый охранник,
зачем тебе плеть?!

Сколько раз я пытался бежать,
но – зачем и куда?
И какой в этом смысл,
если дверь моя не заперта?
Но сегодня я брошусь в окно,
чтоб убить в себе страх.
Я не верю открытым дверям,
если души в цепях!

Мы ходили в обход,
но отныне наш путь по прямой.
Посмотри, сколько тех,
кто желает стать нам тюрьмой!
Их не меньше, чем тех,
кто желает быть взятыми в плен.
Так бери их любовь,
но подумай, что дашь им взамен?
1988  

***

И в самом деле, грех шутить со смертью
и всуе поминать ее…
Когда–нибудь – хоть верьте, хоть не верьте –
в ваш старый дом вползет она змеей,
шипя, промолвит: "Забывать негоже,
а, помнишь, поминал меня шутя…"
И вы вдруг ощутите тонкой кожей
границы бытия–небытия.
Вы ощутите вдруг всю суть, до плоти,
библейского завета "Hе убий!",
и Гамлета вы, наконец, поймете
извечное "to be or not to be".
1988  

МИНИ–РЕЦЕНЗИЯ НА НЕКОТОРЫЕ
ОКОЛОЛИТЕРАТУРНЫЕ ИЗЫСКАНИЯ

Как славно быть поэтом на Руси!
Женой поэта? – Боже упаси!
1988  

МУЖЧИHЫ

Обманутые близкими людьми
(им – близким – так легко вас обмануть),
вы, уходя, не хлопайте дверьми,
чтоб детский сон случайно не спугнуть.
1988  

СЕРЫЕ ТАЛАHТЫ

Расплодились серые таланты,
словно мыши под голодный год, –
и теперь они, а не атланты,
держат на себе весь небосвод,
и теперь они диктуют моду,
что нам можно делать, что нельзя,
что в какую одевать погоду,
и кого нам выбирать в друзья…
Им подвластно все: АЭС, каналы,
спорт, проблемы брака и семьи…
Серые таланты–кардиналы,
совре–соплеменники мои.
И куда ни глянь – везде их лапа.
Может, оттого я и грущу…
Кардиналов много, только Папу
я никак средь них не отыщу.
1988  

***

Мне надо спешить –
я могу не успеть
свое написать, прочитать, спеть,
могу не успеть замолить все грехи
и маме своей посвятить стихи.

Мне надо спешить –
не для славы, нет–нет! –
услышать, что я – настоящий поэт,
кого–то теплом своим отогреть
и дерево вырастить хоть бы на треть.

Мне надо спешить –
пока жив и при жизни –
сложить аллилую для собственной тризны.
И если успею я все, что спешу –
знать, не напрасно всей грудью дышу.
1988  

СОВЕСТНЫЕ ЛЮДИ

Несчастны совестные люди –
в своем несчастье выделяться
они, как белые верблюды
среди коричневых собратьев.

Они всю жизнь себя ругают
и душу держат в черном теле.
Им кажется, что жизнь другая, 
чем есть она на самом деле.

Им кажется, что люди лучше, 
что май по–прежнему зеленый,
и что березовые пущи
для соловьев и для влюбленных.

Они готовы, словно дети,
поверить в сказочный конец,
что есть добро на белом свете,
и милосердье, наконец,

что ждет приют в конце дороги,
что есть отвага, есть и честь,
и совесть есть, и еще много
чего на этом свете есть.

Так было, есть и пусть так будет,
ведь совесть их не эпатаж.
Блаженны совестные люди –
от слова "благо", а не "блажь".
1988  

***

Бросаем камнями друг в друга,
увертываясь на бегу.
И я бросал бы, но – проруха:
бросать в других я не могу,
а лишь бегу, бегу, бегу…
И не могу сорваться с круга.
1988  

PROZA.KZ
 
Copyright © 1996–2015 Александр ЛЯХОВ

LiveInternet Rambler's Top100